N°208
13 ноября 2006
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  13.11.2006
Ноябрьские услады
Джеймс Конлон и Хибла Герзмава одарили москвичей «Шехерезадой»

версия для печати
Мокрый снег с дождем называется забытым словом «чичер». Вот он и шел вечером того дня, когда в Доме музыки давали концерт под влекущим названием «Шехерезада». Но, выходя из метро на площадь Павелецкого вокзала, люди видели не темное небо вперемешку с чичером, а бескрайнюю ширь синего-синего моря, теплого и нежного. Потому что всю площадь перекрывала растяжка с этим самым морем, скрывавшим от нас горькую тьму этого ноябрьского вечера.

В такие скорбные ноябрьские вечера нашему организму хочется чего-то жизнеутверждающего. Нельзя сказать, что я слишком люблю равелевские «Шехерезады» (увертюру для оркестра и вокальный цикл с оркестром). А про «Шехерезаду» Римского-Корсакова и говорить нечего, она навсегда осталась в моем далеком детстве, когда лилась из репродуктора сладкой волшебной сказкой. Сегодня мне интересна другая музыка. Но, невзирая на чичер, я иду в Дом музыки на концерт Национального филармонического оркестра России, потому что там сегодня внутрь оркестра внедрились те двое, которых я очень ценю: московская певица Хибла Герзмава и американский дирижер Джеймс Конлон.

Концерт идет в рамках абонемента «Европейский и русский модерн». Актуален ли модерн сегодня? Все эти плавные линии, цвет тухлой сливы, прихоти Эроса -- не изжиты ли они в игровой чересполосице постмодерна и мрачном апокалипсизме «второго модерна», который чурается перекрасивленности и псевдомистической неясности?

А Конлон ведет свою линию вовсе не по части модерна. Пряности Равеля он превращает в хищно подсмотренные подробности мастерской партитуры, и игра идет на полном серьезе: он добивается в оркестре понимания каждой ноты не как элемента шикарной орнаментики, а как штучно необходимого компонента во французском лакомстве. Нет, пожалуй, сравнение хромает: музыка начинает задевать нас за живое куда прямее, чем подробности вкуса. Витальность музыки Равеля оказывается необходимым нам в этот час допингом, и мы как будто приподнимаемся со своих кресел, следя за развитием внутримузыкального сюжета.

А когда приходит Хибла Герзмава, ее красивый голос, полный неги и томления, еще больше подчеркивает гурманские качества музыки. Конлон -- строгий блюститель безукоризненной детали, и он служит певице точным лоцманом в зоне парижского скольжения по грани пересыщения. Несколько дней назад Герзмава пела «Четыре последние песни» Рихарда Штрауса с оркестром под управлением Юрия Башмета, и там у нее не было твердой руки поддержки. Она пошла вразрез с устоявшейся традицией вчитывать в этот опус всю немецкую «любовь к смерти», которую тащат куда надо и куда не надо. В исполнении Герзмавой песни стали изысканными «штучками», в которых духовный смысл размыт и даже не важен, потому что здесь царит вальяжная атмосфера гламурных страниц «Кавалера розы». В «Шезерезаде» Равеля Конлон и Герзмава двигались в сторону неназойливой мистериальности, скрывая ее за солнечной глянцевостью. Публике пришлось поработать душами, так сказать, в поте лица, потому что выделка симфонической и вокальной ткани передавалась слушателям буквально по нотам.

А когда начался парад-алле Римского-Корсакова, я не мог поверить своим ушам и своему восприятию. Жестковатой рукой зодчего Конлон строил здание, в котором восточная экзотичность превращалась в прихотливые, но ясные линии парижских бульваров. Не ориентальная сказка, а шествие русского балета под руководством Дягилева в костюмах Бакста по парижским подмосткам вовлекало нас в свои ритмы. Не оркестровкой упивались Конлон и оркестранты, которые выдавали свой максимум, а витальной, жизненной энергией этой чуть нагловатой музыки. Островками возникали миражи иного мира, но жизнь в своей захватывающей полноте размывала их в дымке. Благодарности публики не было предела: после такой инъекции жизнелюбия она готова была снова выйти на улицу, в объятия мрачного чичера.
Алексей ПАРИН
//  читайте тему  //  Музыка


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  13.11.2006
Михаил Гутерман
В «Мастерской Фоменко» сыграли спектакль по роману Михаила Шишкина
«Самое важное» -- так в «Мастерской Фоменко» назвали спектакль по роману Михаила Шишкина «Венерин волос», многослойной и туманной пятисотстраничной книге, год назад получившей премию «Национальной бестселлер»... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  13.11.2006
Анвар Галеев
Фонд Станиславского вручил награды и открыл фестиваль
«Сезон Станиславского» -- один из самых молодых московских фестивалей: первый раз он прошел в прошлом году. (Премия Станиславского, вручаемая тем же фондом, на десять лет его старше.) Зато, пожалуй, самый безупречный -- в программе совершенно отсутствует «мусор», вносимый ветрами конъюнктуры... >>
  • //  13.11.2006
О новом романе Людмилы Улицкой
Людмила Улицкая - прозаик, приятный во всех отношениях. Без малого полтора десятилетия (первая ее приметная работа -- улыбчиво встреченная публикой и вошедшая в шестерку соискателей второго русского Букера повесть «Сонечка», 1992) Улицкая рассказывает трогательные (часто приправленные печалью, но непременно просветленной) житейские истории... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  • //  13.11.2006
Московскому дому фотографии десять лет
Теперь очевидно: проект «Московский дом фотографии» -- самый успешный из всех, что рождены музейными институциями России за последние десять лет... >>
  • //  13.11.2006
Джеймс Конлон и Хибла Герзмава одарили москвичей «Шехерезадой»
Мокрый снег с дождем называется забытым словом «чичер». Вот он и шел вечером того дня, когда в Доме музыки давали концерт под влекущим названием «Шехерезада»... >>
//  читайте тему:  Музыка
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама