N°216
21 ноября 2005
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  21.11.2005
ИТАР-ТАСС
Роберт Ллойд: Сегодня Федор Шаляпин не прошел бы кастинг в «Ковент-Гарден»
версия для печати
Вчера в Московском доме музыки спустя ровно 200 лет после своего первого представления прозвучала единственная опера Бетховена «Фиделио». В России опера звучала редко -- в 1948 году в Москве ее ставил Борис Покровский, а в 1950-м ее пели в ленинградском Малом оперном театре, где руководителем постановки был известный немецкий режиссер Курт Зандерлинг.

К юбилею «Фиделио» Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, поддержанный посольством Германии, показал оперу в концертном исполнении под управлением дирижера Томаса Зандерлинга (сына Курта Зандерлинга). Главные партии исполнили австрийская певица Габриэле Фонтана и ведущий солист Королевской оперы «Ковент-Гарден» Роберт Ллойд.

Роберт Ллойд -- легендарный английский бас, в 1983 году он исполнил заглавную партию в опере Мусоргского «Борис Годунов» в «Ковент-Гарден». Режиссером этого знаменитого спектакля был Андрей Тарковский. В 1990 году эта постановка транслировалась на весь мир из Кировского театра оперы и балета в Ленинграде с Робертом Ллойдом в роли Бориса и Валерием Гергиевым за дирижерским пультом. В 1991 году Роберт Ллойд вновь пел в этой постановке, на этот раз под руководством Клаудио Аббадо в Вене.

С легендарным английским басом Робертом ЛЛОЙДОМ побеседовал корреспондент «Времени новостей» Михаил ФИХТЕНГОЛЬЦ.

-- Что заинтересовало вас в предложении выступить в Москве?

-- Прежде всего то, что меня пригласили спеть одну из моих любимых опер -- «Фиделио». Есть много опер, которые, как мне кажется, писались не по зову души, а из более практических побуждений. «Фиделио» -- исключение, автор сам верил в те высокие идеи, о которых идет речь в опере, и это делает его музыку столь интересной и волнующей. Исполнить же Бетховена в городе двух моих кумиров -- Станиславского и Шаляпина -- интересно вдвойне.

-- Одна из ваших лучших ролей, по которой вас знают в России, -- Борис Годунов в одноименной опере Мусоргского. Эту партию вы пели с Валерием Гергиевым и Клаудио Аббадо. В чем различие между их подходами к Мусоргскому?

-- Для Гергиева Мусоргский является абсолютно родной стихией -- эта музыка является, так сказать, частью его музыкального менталитета. Я помню, когда мы готовились к спектаклю, который поставил Андрей Тарковский в «Ковент-Гарден», репетиций было не слишком много -- для Гергиева важна спонтанность развития в музыке. Аббадо, наоборот, готов репетировать двадцать четыре часа в сутки -- он необыкновенно чуток к каждой мельчайшей детали в партитуре и наполняет ее огромным теплом. Если бы мне предложили выбрать между двумя дирижерами, с кем бы я согласился спеть подряд десять спектаклей, это меня бы поставило в тупик. Но если спектакль был бы только один, сделанный экспромтом, то, думаю, это был бы идеальный вариант для Гергиева.

-- На Западе не слишком много поют русскую музыку. Вы бы посоветовали английским певцам обратиться к русскому репертуару?

-- Только при условии глубокого проникновения в суть. Можно знать или не знать язык, но необходимы культурный опыт, точное и тонкое знание музыки, ее контекста. Сейчас русские певцы поют по всему миру, что делает приглашения иностранцев на партии в русских операх делом вполне бессмысленным. Как ни смешно звучит, но парию Бориса в «Ковент-Гарден» мне предложили за неимением носителя языка -- это были дремучие 80-е, перестройкой еще и не пахло, и русские голоса считались чем-то экзотическим. Сейчас все по-другому.

-- От сегодняшних певцов требуется универсальность -- они должны одинаково свободно владеть стилями разных эпох, переходить с одного языка на другой. Ранее приветствовалось более узкая специализация. Как вы относитесь к новым веяниям?

-- В принципе я приветствую разносторонних певцов -- я сам пою все, что только можно. Сейчас уровень образования вокалистов очень высок -- когда я в 1968 году начинал карьеру, имея в кармане университетский диплом, это считалось чем-то особенным, сейчас эти бумажки есть у каждого. Но вот что интересно: образованных, безупречно подкованных в стилистическом отношении певцов гораздо больше, чем самородков, ярких личностей. Последний раз меня мороз драл по коже, когда пели Джон Викерс или Джоан Сазерленд -- певцы старой школы. Сейчас столь же сильные эмоции взять неоткуда.

-- Значит ли это, что время великих прошло?

-- Может быть, но, с другой стороны, они и не должны появляться в каждом поколении. Сейчас ценится именно универсальность. Я уверяю вас, что сегодня Федор Шаляпин не прошел бы кастинг в «Ковент-Гарден», его бы сочли слишком специфичным для этой сцены.
Беседовал Михаил ФИХТЕНГОЛЬЦ
//  читайте тему  //  Музыка


  КУЛЬТУРА  
  • //  21.11.2005
Екатерина Беляева
К юбилею Майи Плисецкой в Большом появился новый балет
«Игра в карты» возникла в репертуаре Большого несколько неожиданно -- планы теперь в театре объявляют заранее, так вот в конце прошлого сезона про нее еще не было слышно. Предполагалось, что к юбилею Майи Плисецкой возобновят «Кармен-сюиту», это да, а спектаклей Алексея Ратманского в сезоне не ожидалось... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  21.11.2005
ИТАР-ТАСС
Вчера в Московском доме музыки спустя ровно 200 лет после своего первого представления прозвучала единственная опера Бетховена «Фиделио». В России опера звучала редко -- в 1948 году в Москве ее ставил Борис Покровский, а в 1950-м ее пели в ленинградском Малом оперном театре, где руководителем постановки был известный немецкий режиссер Курт Зандерлинг... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  21.11.2005
«Братья Хоукка» и Евгений Гришковец на фестивале NET
Между финским спектаклем «Странник», который рассчитан на двенадцать зрителей, сидящих вместе с актерами за столом, и театральной практикой Евгения Гришковца, рассказавшего о себе и о своем спектакле «по По» на т.н. «Закрытой репетиции» есть существенное сходство... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  21.11.2005
Студенческий Букер гораздо симпатичнее основного
Придуманная в Российском государственном гуманитарном университете забава под названием Студенческий Букер (Студобукер тож) несколько взбодрила мутновато-тоскливый сюжет нынешней букериады. По регламенту этой безденежной, но почетной премии в ее короткий список наряду с романами, составившими шорт-лист «взрослого» Букера, входят пять текстов, что приглянулись жюри, состоящему из студентов и аспирантов РГГУ и (в этом году) филологического факультета Петербургского университета. Молодые судьи -- Анастасия Векшина, Мария Великанова, Сергей Коробейников (СПб.), Дарья Ращупкина и Ксения Хомякова -- приняли куда более осмысленное решение, чем их старшие коллеги (о шорт-листе премии «Букер -- Открытая Россия» см. «Время новостей» от 10 октября). Разумеется, от навязанной мэтрами шестерки (против всех правил ставшей в этом году семеркой -- мудрецы из жюри объявили два совершенно разных опуса Романа Солнцева единым текстом) молодым филологам избавиться было невозможно (регламент есть регламент), но почему-то кажется, что лавры от студентов увенчают не кого-то из официальных соискателей (Денис Гуцко, Борис Евсеев, Олег Ермаков, Анатолий Найман, Роман Солнцев, Елена Чижова), а одного из пяти фаворитов студенческого жюри. Это Дмитрий Быков («Эвакуатор» -- М., «Вагриус», 2005), Олег Зайончковский («Петрович» -- М. «О.Г.И.», 2005), Михаил Левитин («Брат и благодетель» -- М., «Текст», 2004), Алексей Слаповский («Они» -- М., «Эксмо», 2005) и Михаил Шишкин («Венерин волос» -- «Знамя», 2005, №4--6; книжное издание -- М., «Вагриус»). >>
//  читайте тему:  Круг чтения
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ