N°34
02 марта 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  02.03.2010
Игры в классику
Премьера в Берлинском балете

Мода на реконструкции, реставрации, отчаянные или солидные игры с прошлым коснулась и главного театра немецкой столицы: Владимир Малахов поставил в своей труппе «Пери» на музыку Фридриха Бургмюллера.

Впервые одноименный спектакль появился в Париже в 1843 году -- «Пери» родом из того же времени, что «Жизель» и «Сильфида», из времени романтического балета. Ее либретто сочинил Теофиль Готье, и, как положено у романтиков, главный герой терзался между женщиной земной и бесплотным духом, и земная женщина сражение за него проигрывала.

Либретто и музыка остались прежними (впрочем, партитуру перетряхнули Роланд Биттман и Торстен Шларбаум), хореографию же Малахов сочинял заново, поскольку от спектакля Жана Коралли ничего не осталось.

Сочинял, стараясь стилизовать под гравюры первой трети девятнадцатого века, и когда кордебалет замирает группками, будто на ставшей вдруг выпуклой картинке, иллюзия путешествия в позапрошлый век создается полная. Когда же артисты начинают двигаться -- иллюзия рассыпается; но Малахов и не пытался убеждать публику, что все вот ровно так когда-то и было. Он с историей именно играет.

Принц Ахмед (в премьерный вечер роль исполнял сам Малахов) скучает в своем дворце. (Декорация, придуманная Йорди Роигом, обозначает восточную залу с балконом, откуда открывается вид на голубое море и розовеющий в дымке город). Приятель (Аршак Галумян) приводит ему одну одалиску за другой -- и пленницу из Шотландии, и испанку, и француженку, и немку -- все оставляют принца равнодушным. Но вот без приглашения является Пери (Диана Вишнева), не видимая никому, кроме Ахмеда, и герой понимает, что это и есть его истинная любовь. Напрасно прежняя гаремная любимица (берлинская прима Беатрис Кноп) тянет к Ахмеду руки -- мариинская балери... прошу прощения, восточное привидение притягательнее, и слишком настойчивую одалиску уводят аж под конвоем.

Пери также расположена к Ахмеду -- и во втором действии она вселяется в тело убитой при побеге одалиски правящего в данном городе паши.

Явление к любимому, идиллия, но изгнанная прежде ревнивица сообщает паше, где скрывается его собственность, и Ахмед приговорен к смерти.

Собственно, всю эту историю и обрамляют тюремные сцены -- в прологе Малахов мается на полу у массивной тюремной решетки, изящно выгнув ногу в изображении запредельных страданий, в эпилоге его сбрасывают с балкона, и он соединяется с любимой в лучшем мире, в пронзительных лучах голубого солнца. Те два акта, что меж прологом и эпилогом, -- воспоминания.

В принадлежащем Ахмеду гареме пребывают не только девушки, но и молодые люди, при этом им подарены одни и те же движения -- этакие легкие кокетливые взлеты, когда обе согнутые в коленях ноги закидываются назад, одна рука идет за голову, другая чуть вперед. Игра в невесомость -- вроде ветер подул, артиста и понесло вперед, как перышко. Девушки, надо сказать, на удивление не синхронны -- среди десяти девиц не найдешь двух, поднимающих ноги одновременно и на одинаковую высоту. У восьми танцовщиков дела обстоят получше, но «рабы» раздеты до пояса, и примерно половина из них обладает такой боевой мускулатурой, что манерные прыжочки в их исполнении выглядят гомерически смешно. Партия бывшей любимой наложницы сочинена демонстративно яркой и агрессивной: большие прыжки, атака больших поз -- Беатрис Кноп отлично воспроизводит стереотип «парадной балерины» в имперском изводе. И на фоне этого разболтанного кордебалета и сверхуверенной Кноп Диана Вишнева выглядит тем, чем и должна выглядеть пери в реальности суетящегося гарема -- то есть тихим чудом.

Мелкий шаг, крохотный перебор стопами. Невесомые прыжки с не акцентированным началом и приземлением -- для этой девушки полет не трюк, а естественное продолжение шага. И -- замирание в гравюрных позах, в этой сильфидной внимательности, когда одна нога стоит далеко позади, а весь корпус наклонен, будто девушка сторожко прислушивается, не пора ли срочно вспорхнуть и испариться.

Естественно, что Малахов многое взял из «Сильфиды» для своей постановки (и стилизованное собственное соло с мелкими заносками, и группировки кордебалета, когда девицы изображают уже не наложниц, а толпу пери ) -- а на что еще ориентироваться при играх в прошлое, как не на спектакли той же эпохи? Но забавно, что в «Пери» есть отблеск и «Корсара» в версии Анны-Марии Холмс (American Ballet Theatre), то есть спектакля не только значительно более позднего, но и пересказанного в бойком ABT как комикс. Тут, конечно, сказалось, что Малахов танцевал в том самом «Корсаре» (и танцевал замечательно, в чем каждый может убедиться, посмотрев DVD). Так, сложно себе представить, чтобы где-нибудь кроме ABT другу-наперснику героя (в классическом балете роль всегда служебная) была сочинена партия ну прямо-таки героическая, с полетами по кругу, насыщенная трюками. (Аршак Галумян так продирает пространство, что его запросто можно представить в партии Спартака).

Но Малахов и не претендует на ученую чистоту реконструкции. Он сделал то, чем занимались авторы балетов как раз в девятнадцатом веке, когда хореографы вольно обращались с чужими спектаклями и не было проблем с авторским правом -- изложил известную историю так, как захотелось ему самому и как понравится публике. А публике нравится -- на премьере была десятиминутная овация. Артистов закидали букетами -- в полете букеты рассыпались, и вся сцена была усеяна цветами, через них бойко прыгал вышедший на поклоны дирижер (Пол Конелли, вполне заслуживший аплодисменты). Берлину «Пери» явно пришлась по душе. Игры в старинный балет продолжаются.
Анна ГОРДЕЕВА




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  02.03.2010
Премьера в Берлинском балете
Мода на реконструкции, реставрации, отчаянные или солидные игры с прошлым коснулась и главного театра немецкой столицы: Владимир Малахов поставил в своей труппе «Пери» на музыку Фридриха Бургмюллера... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  02.03.2010
В Молодежном театре поставили немецкую "новую пьесу"
Ругай или хвали «новую драму», ясно, что теперь от нее никуда не деться. Современные «проблемные» пьесы завоевывают все больше театров, раньше бежавших от всего сложного и неприятного... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  02.03.2010
В Петропавловской крепости открылась выставка «Поколение Z: Пионеры звука в России 1920-х»
На первый взгляд организованная фондом «Про Арте» и московским Термен-центром выставка производит странное впечатление -- львиную долю ее экспонатов составляют разного рода архивные бумаги: письма, протоколы, таблицы и чертежи... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  02.03.2010
Объявлен лонг-лист «Нацбеста»
Вчера объявили длинный список номинантов на российскую литературную премию «Национальный бестселлер». Номинантов на соискание «Нацбеста» выдвигают издатели, критики, писатели, поэты, журналисты, а также энтузиасты из ЖЖ... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  • //  02.03.2010
Реквием и другая музыка Шумана от Рудина и оркестра Musica Viva
Оркестр Александра Рудина Musica Viva начал сезон с элегического празднования 200-летия Мендельсона (см. «Время новостей» от 19 октября 2009 года) -- не только в Москве, но и в Дюссельдорфе, где юбиляр в свое время исправно выполнял обязанности музикдиректора.... >>
//  читайте тему:  Музыка
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама