N°34
02 марта 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  02.03.2009
Вопреки любым теориям
«Медный закат» Леонида Зорина -- лучшая повесть 2008 года

версия для печати
Первым лауреатом восстановленной премии имени Ивана Петровича Белкина стал Леонид Зорин. О снискавшей награду повести «Медный закат» («Знамя», 2008, №2) было рассказано по ее выходе (см. «Время новостей» от 4 апреля 2008 года), вообще же о сегодняшнем победителе турнира «повествователей», замечательном прозаике и драматурге приходилось писать много раз. Что, как и белкинская награда, совсем не удивительно: на девятом десятке жизни автор «Варшавской мелодии», «Коронации», «Покровских ворот», «Царской охоты» и еще 46 пьес работает с завидным упорством и завораживающим азартом. Читая «позднего» Зорина, все время ощущаешь, сколь жизненно важна и в то же время желанна для писателя каждая его новая вещь. Ты словно бы заряжаешься тем радостным и свободным чувством, которым дышат зоринские истории. Иногда печальные (как «Трезвенник», «Петербургские письма» или совсем недавние, уже после «Медного заката», появившиеся «Глас народа» и «Юдифь»). Иногда отчаянно горькие (как мало кем по-настоящему прочитанный «Юпитер»). Но всегда так или иначе напоминающие вменяемому читателю о том, что, как бы ни корежило людское племя свою судьбу, как бы ни поддавалось на дешевые искушения, как бы ни громоздило монбланы идиотизма, жизнь наша все равно просторнее, выше и таинственнее жесткости и бессмыслицы, что век за веком настырно лезут на первый план, стремясь «рационально» и с опорой на неопровержимые факты уверить мир в своем всемогуществе. Ясно видя, куда заводят вроде бы обычных (и уж точно для лучшего предназначенных) людей эгоизм, зависть и трусость, Зорин ухитряется если не вселять надежду, то удерживать от отчаяния. И здесь не так важны его сюжеты и герои, колоритные детали и изящные шутки, парадоксы и афоризмы (хотя и они, конечно, тоже), как лицо писателя, его артистичное обаяние, непоказное мужество и верность однажды счастливо избранной стезе. Зоринская любовь к жизни той же природы, что его любовь к литературе: та и другая сколь невозможна, столь и неколебима.

Что такое повесть, я не знаю и, признаться, давно уже знать не хочу. Помнится, в университете важно и серьезно объясняли мне в рамках какого-то теоретического курса, что Гоголь неправильно окрестил «Мертвые души» поэмой, Толстой -- «Отцы и дети» романом, а всех неосмотрительнее поступил Пушкин, сделавший покойного Ивана Петровича сочинителем повестей, -- ясно и нетрезвому ежу, что все они типичные новеллы. Если принять на вооружение эту концепцию, то тому же вкусившему огненной влаги иглокожему понятно: на премию имени своего автора «Выстрел», «Гробовщик» и «Метель» потянуть не могут ни при какой погоде. И точно такой же скверный анекдот выходит с Зориным, который довольно долго называл свои компактные и поэтичные опусы «маленькими романами», а «Медный закат» снабдил подзаголовком «прощальный монолог». Хорошо, что жюри премии Белкина состояло не из теоретиков литературы, а из практиков этого воинственно бестолкового дела. Жанры жанрами, но есть же еще и дух болдинских побасенок. Тот свободный дух, верность которому всегда стремился хранить автор все-таки, к счастью, не прощального монолога «Медный закат». И «Медной бабушки» -- тонкой, печальной и светлой пьесы о стоящем на пороге последней своей трагедии Пушкине. Между прочим, настоятельно рекомендую ее про(пере)читать.

P.S. По оглашении списка претендентов я ничего не мог сказать о повести Татьяны Бурдиной «Надежда умирает последней». Прочитал -- отчитываюсь: повесть впечатляет не только (и не столько) суровым материалом (обыкновенная страшная сельская и уездная жизнь последних десятилетий), выдержаны характеры переписывающихся меж собой героинь, точно выдержан их «позднесоветский» трогательный, безвкусный и с претензией на «культурность» слог, узнаваемы фоновые персонажи. Если автор не задавит себя «темой», может стать писателем.
Андрей НЕМЗЕР




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  02.03.2009
«Киже» -- новый спектакль Кирилла Серебренникова в МХТ
На авансцене и у задника от кулисы к кулисе есть плотная дорожка -- можно представить себе паркет дворца или мощеную твердь площади, но дорожка эта узенькая, еле пройдет один человек. Вся же сцена покрыта какими-то серыми колдобинами, будто замерзшей грязью... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  02.03.2009
Итоги международного кинофестиваля дебютов в Ханты-Мансийске
Председатель жюри фестиваля английский режиссер, обладатель «Оскара» Хью Хадсон, прибыв в заснеженный, сияющий огнями Ханты-Мансийск, сказал, что надеется провести здесь «неделю, полную огня», потому как именно от дебютантов по определению следует ждать ярких эмоций и открытий... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  02.03.2009
«Медный закат» Леонида Зорина -- лучшая повесть 2008 года
Первым лауреатом восстановленной премии имени Ивана Петровича Белкина стал Леонид Зорин... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  • //  02.03.2009
Выставка китайского авангардиста в ЦДХ
В здании Центрального дома художника на Крымском валу галерея Ravenscourt открыла выставку Ян Хуэя «500 старых китайцев». Ян Хуэй (известный также под псевдонимом Ба Хай) появился на китайской художественной сцене в середине 80-х. Он был довольно заметным участником авангардного «Движения-85», китайской художественной «новой волны»... >>
//  читайте тему:  Выставки
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама