N°88
22 мая 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 НАУКА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  22.05.2008
Удобное убийство
За гибель подследственного осуждены сотрудники и заключенные "Крестов"

версия для печати
Судебные процессы по скандальному делу о гибели в петербургском следственном изоляторе "Кресты" подследственного Дмитрия Степанова приблизились к логическому завершению. Подсудимые -- двое сотрудников тюрьмы и трое заключенных, причастных к убийству молодого человека, -- на днях были признаны виновными по нескольким статьям УК РФ.

Правда, в приговорах были несколько «смягчены» формулировки обвинений, вменявшихся изначально подсудимым. Гибель Дмитрия Степанова была признана результатом не злоупотреблений сотрудников СИЗО, а лишь превышения ими полномочий. В результате вся эта история предстала уже в ином виде, более «удобном» для правоохранительной системы. Из-за смены обвинений получилось, что гибель Дмитрия Степанова была следствием не системных злоупотреблений, творившихся в СИЗО, а лишь «ошибок» нескольких отдельных сотрудников.

Как уже сообщала газета «Время новостей», сотрудники "Крестов", нарушив режим изолятора, в октябре 2006 года ночью привели в камеру №48 заключенных из других камер. Эта камера была известна как «пресс-хата». В ходе и следствия, и судебных процессов слово это не раз упоминалось и обсуждалось, но никто объяснить, что оно значит, не решился. На уголовном жаргоне так называют специальные камеры, в которых с помощью насилия и угроз пытаются оказать давление для достижения тех или иных целей -- «выбивания признаний», дачи «нужных» показаний или просто «наказания» арестанта.

Объектом внимания нелегальных «гостей» этой камеры стал 29-летний Дмитрий Степанов, которого официально перевели туда же несколькими часами ранее. Он должен был на следующий день выйти на свободу и дать показания по делу о телефонных мошенничествах, процветающих в "Крестах", как особый вид "бизнеса". Но ему этого сделать не удалось -- трое арестантов до смерти избили Дмитрия Степанова.

Эта история стала поводом для возбуждения трех уголовных дел. По одному были осуждены сотрудники СИЗО корпусные Ларин и Съянова. По второму -- заключенные Егор Светозаров (законный обитатель 48-й камеры) и его нелегальные «гости» Алексей Федоров и Андрей Узунов. По третьему подозреваемой проходила дознаватель оперчасти СИЗО №1 Зинаида Терехова, которая во время допросов давила на свидетелей (других обитателей злополучной камеры), чтобы максимально смягчить вину вышеупомянутых лиц. Но это дело было прекращено за отсутствием доказательств. Ее коллега -- следователь прокуратуры Калининского района Чистяков -- вел расследование не менее своеобразно, чем она сама проводила дознание.

В результате корпусной Михаил Ларин за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) был осужден на три года лишения свободы условно с испытательным сроком в три года. Его коллегу Ирину Съянову за пособничество в превышении полномочий (ст.33-5 и 286 УК РФ) приговорили к двум годам.

Елена Корнакова, адвокат матери Дмитрия Степанова -- Веры, считает наказание для сотрудников СИЗО слишком мягким. По ее мнению, суд неправомерно переквалифицировал вину сотрудников изолятора. Ведь прокурор вменял им не превышение, а злоупотребление должностными полномочиями (285 ст. УК РФ). А применение последней статьи в большинстве случаев исключает условные сроки и грозит реальным лишением свободы.

Аргументов у Елены Корнаковой много. Например, Михаил Ларин на суде полностью признал предъявленные ему обвинения, а в этом случае квалификация статьи, предъявленная государственным обвинителем, не может быть изменена. Также представитель потерпевшей утверждает, что суд в большей степени принял во внимание информацию, полученную от подсудимых, проигнорировав по большей части свидетельства со стороны обвинения. А ведь Ирина Съянова в ходе процесса не раз меняла показания, что отмечено в протоколах суда. Например, доказательством ее злоупотребления могли послужить деньги -- 500 руб., которые Съянова, по показаниям свидетелей, получила от заключенного Алексея Федорова за то, что вывела последнего из камеры, где он содержался. Половину этих денег она передала Ларину за то, что тот препроводил Федорова в «пресс-хату». И Ларин на допросах признал, что получал от Съяновой 250 руб. Но суд поверил объяснениям Съяновой о том, что она просто отдавала забытый долг.

Также свидетели -- обитатели 48-й камеры, в которой били Степанова, показывали, что Ларин, после того как Степанов был избит, уводил Федорова и Узунова из «пресс-хаты» вместе с корпусной Ириной (он называл ее по имени), а другой Ирины, кроме Съяновой, этой ночью в "Крестах" не было. Но суд опять поверил подсудимой, отрицающей все факты своего появления у дверей злополучной камеры.

Как рассказала Вера Степанова, судом также не был принят во внимание и тот факт, что, по словам Ларина, они со Съяновой делали все вышеописанное по приказу старшего оперуполномоченного "Крестов" Неофитова и оперуполномоченного Голева.

Впрочем, причины переквалификации обвинений вполне понятны. Ведь злоупотребление подразумевает злой умысел и определенную направленность действий, а превышение -- просто несоблюдение служебных инструкций. В действиях же корпусных, считает Елена Корнакова, был именно злой умысел.

Но если факт злоупотребления полномочиями будет признан официально, вся преступная система -- наличие в СИЗО «пресс-хат», способы давления на заключенных, «неформальные» и взаимовыгодные отношения между спецконтингентом и сотрудниками -- будет признана официально, чего правоохранительная система допустить не может. После этого на "Кресты" накинутся все правозащитные организации страны.

А факт превышения полномочий ограничивается всего лишь действиями двух неисполнительных сотрудников.

Но, условно наказав корпусных Ларина и Съянову, правоохранительные органы, судя по всему, решили компенсировать это, более серьезно подойдя к наказанию заключенных Светозарова, Узунова и Федорова. Все они признаны виновными в умышленном причинении вреда здоровью, повлекшем за собой смерть потерпевшего (ст. 111-4 УК РФ). Первые два приговорены к 11 годам лишения свободы. Федорова же осудили на 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Но, судя по всему, на этом история «тюремного» дела не закончится. Приговором, вынесенным корпусным "Крестов", осталась недовольна мать Дмитрия Степанова, и от ее имени в городской суд Петербурга уже направлена кассационная жалоба. Приговором остались недовольны и сами зэки -- они заявили, что Степанова в той степени, которую им вменяют, никто из них не бил. По их версии, тот просто «неудачно упал». Они также готовят кассацию.
Михаил ТЕЛЕХОВ, Санкт-Петербург


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  22.05.2008
PHOTOXPRESS
Закончено расследование дел в отношении бывших руководителей Пенсионного фонда России
Следственный комитет (СК) при МВД закончил расследование уголовных дел в отношении бывшего исполнительного директора Пенсионного фонда России (ПФР) Николая Крецу и руководителя правового департамента фонда Зои Селивановой... >>
  • //  22.05.2008
За гибель подследственного осуждены сотрудники и заключенные "Крестов"
Судебные процессы по скандальному делу о гибели в петербургском следственном изоляторе "Кресты" подследственного Дмитрия Степанова приблизились к логическому завершению... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама