N°24
13 февраля 2006
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  13.02.2006
Игры императора
Пять концертов Бетховена в исполнении Михаила Плетнева

версия для печати
В «Оркестрионе», небольшом зале на 480 мест в Черемушках, который Российский национальный оркестр с шиком переделал из скромного окружного кинотеатра сперва для репетиций, а потом и для концертов, весь год идут «Бетховенские академии». Но если симфонии Бетховена растворены в сезоне, то пять фортепианных концертов с Плетневым за роялем и дирижером Кристианом Ганшем за пультом сплавлены в густой трехдневный марафон. Особенно насыщенные краски событию придает еще то обстоятельство, что знаменитые фортепианные концерты редко звучат где-нибудь, кроме больших сцен с их характерной акустикой и адекватной атмосферой. Здесь же все было туго и плотно сбито -- компактный зал, предлагающий азартное ощущение близости к оркестру, солисту, интерпретации; тесное расписание (по два концерта в первые два дня и один -- в последний); упругие, подобранные темпы, насыщенный, нарядный баланс, повернутый к слушателю в зависимости от его местоположения разными румяными боками, но так или иначе заполняющий весь зал, как набухающее дрожжевое тесто.

Несколько лет назад подобный бетховенский марафон давал пианист Борис Березовский -- тоже не на огромной сцене, но в принципиально других акустических и временных обстоятельствах (в один день, в студии звукозаписи на Качалова). Огорошив публику степенью фортепианной смелости, физической выносливости и музыкантской свободы, настоянной на виртуозности и небрежном к ней отношении, Березовский тогда играл концерты подряд, словно шагал по ступеням кряжистого бетховенского здания.

Плетнев сохранил хронологическую рамку, но внутри последовательности сделал сбивку -- в первый день игрались Первый и Четвертый концерты. И это был самый удачный день марафона. Оркестр звучал блестяще -- наигранная непритязательность в первой части Первого концерта сменялась шиком, игривый шорох -- взрывами тугой звуковой смеси финала. Плетнев был строг, изобретателен, его игра казалась сухой, намеренно лишенной органичности -- так из бетховенского опуса показывались аккуратные уши будущего Карла Черни и блестящие глаза прошлого Моцарта. Но головокружительно выморочный Первый концерт звучал все же игрой мускулов и интеллекта, обескураживающей и пленительной. Когда начался Четвертый, речь уже шла о чем-то принципиально ином.

Оркестр под аккуратным (хотя и не более того) руководством Кристиана Ганша превосходно справлялся с испытанием невероятным плетневским рубато, съеживался и распрямлялся, замирал и оживал, окружая солиста заботой и вниманием. Потом в каденции Плетнев вдруг остановил часы, словно опрокинув концерт в пустое пространство, лишенное даже надежды на возможность времени, чтобы снова завести их в коде (они буквально запели от радости) и снова уже, показалось, окончательно остановить время во второй части. Там плетневская подчеркнутая искусственность стала такой бездонной скорбью, бетховенская философия обернулась чуть ли не мрачным шопеновским ноктюрном, и дар речи должна была, кажется, потерять не только публика, но и сам последующий Бетховен. Тем жарче оказалась печь финала -- дрова потрескивали, музыка сияла, и люди отогревались.

Второй и Третий концерты в следующий день были окрашены в чуть неустойчивые, сумбурные тона -- дирижер Кристиан Ганш уже во время первого отделения (снова, как в Первом концерте, -- жанровая живопись, сухое туше, прозрачность формы) почувствовал себя плохо. И второе отделение РНО с Плетневым играли не то чтобы совсем без дирижера, но с заменившим Ганша валторнистом оркестра. Аскар Бисембин достойно справился с выпавшим на его долю испытанием, а Плетнев, кажется, смилостивился над оркестром и был гораздо сдержаннее в своих фантазиях, чем можно было предположить. И терпкие, гуашевые мазки оркестрового звучания закрашивали упругую, на вид бесхитростную, но ощутимо напряженную форму теперь спокойнее и проще. Пятый концерт с императорским блеском утихомирил все волнения, поставил все на свои места и обрядил событие в золото. Плетнев, как и в другие дни, сделал медленную часть центром формы, но напитал ее не холодом, а неожиданной нежностью.

И все же больше всего запомнился тот ледяной ветер в тишине Четвертого концерта. Теплоту и нежность от Плетнева воспринимаешь с благодарностью и удивлением, а ледяная горечь, иногда неживая, иногда поражающая красотой, может оказаться настолько сокрушительным ощущением, какие редко выпадают не только в концертной, но и в самой обыкновенной жизни.
Юлия БЕДЕРОВА
//  читайте тему  //  Музыка


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  13.02.2006
AP
Берлинский кинофестиваль -- без сюрпризов
У многих кинофестивалей есть общий порок: они хотят казаться чуть больше, чем они есть на самом деле. Страдает им Москва, страдает и Берлин. Отсюда чрезмерная помпезность, раздутость конкурсной программы, шумиха вокруг фильмов, внимания не заслуживающих... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  13.02.2006
Литература и кино устроены по-разному. Поэтому, обретая любое -- сколь угодно точное -- экранное воплощение, качественная проза неизбежно что-то теряет. Если это проза великая, теряет она много... >>
//  читайте тему:  Телепремьеры
  • //  13.02.2006
Китайский цирк покажет нам «Лебединое озеро»
Белый лебедь на пуантах шел по проволоке. Вслед за ним, кувыркаясь через голову, по проволоке катились какие-то рыжие обезьяны. Злой гений взмывал над сценой на лонже и хлопал громадными крыльями, а вместо маленьких лебедей под привычную музыку отплясывали на руках четыре зеленых лягушонка... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  13.02.2006
Пять концертов Бетховена в исполнении Михаила Плетнева
В «Оркестрионе», небольшом зале на 480 мест в Черемушках, который Российский национальный оркестр с шиком переделал из скромного окружного кинотеатра сперва для репетиций, а потом и для концертов, весь год идут «Бетховенские академии»... >>
//  читайте тему:  Музыка
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама