N°228
11 декабря 2006
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  11.12.2006
ИНТЕРПРЕСС
О роли гламура в судьбе человека
«Фальстаф» в постановке Кирилла Серебренникова открыл «Золотую маску»

версия для печати
Национальный театральный фестиваль «Золотая маска» задолго до основных показов (они пройдут в столице в конце марта -- начале апреля) открылся проектом «Премьеры Мариинского театра в Москве». Для начала на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко были показаны два оперных спектакля-номинанта -- «Фальстаф» Верди и «Поворот винта» Бриттена.

В прошлом году подобный «шаг на опережение», ставящий спектакль как будто бы чуть-чуть вне конкурса, вкупе с другими обстоятельствами обеспечил победу аккуратной мариинской работе «Путешествие в Реймс». Но сейчас два спектакля вынуждены конкурировать между собой.

А вот кому ни с кем конкурировать не нужно, так это маэстро Гергиеву, по недавно сложившейся традиции заранее отказавшемуся от борьбы за дирижерскую «Маску». Все же думается, когда-нибудь экспертные советы вместе с прочими российскими дирижерами, привыкнув к мысли, что гергиевские работы на самом деле вполне можно сравнивать с негергиевскими, эту ситуацию переломят, настоят, что ли. И если бы так случилось сейчас, при внимательном отношении жюри к вопросу, по результатам по крайней мере «Фальстафа» глава Мариинского театра вполне мог бы и проиграть.

Сложнейшую оперную партитуру на этом «масочном» показе сыграли настолько примерно-приблизительно, а яркая режиссура яркого режиссера Кирилла Серебренникова блестела настолько настойчиво, что вердиевский «Фальстаф» совершенно сник и потерялся. Выпевая и выигрывая золотошвейные ансамбли, солисты между собой и оркестром не разошлись только в финальной фуге, где режиссер очень нарочито, с большим смыслом, крайне иронично и смело поставил героев на авансцену рядком с шампанским. Он, таким образом, готовил радикальный финальный жест -- смерть весельчака Фальстафа («доигрались!»), а солисты могли наконец упереться взглядом в Гергиева и удержать темп, пока публика сверлила взглядом блистающий щит с надписью «Все в мире -- шутка», нарисованной шрифтом и в цветах «Кока-Колы».

Без оперного дебюта возмутителя театрального спокойствия Серебренникова картина «Маски» была бы не полной. Для последней оперы Верди -- шутовской и таинственной -- он придумал выразительный и сильный, в сущности, ход -- подчеркнуть в комедийном сюжете его трагические нюансы. Рассказать языком изобретательной клоунады, насквозь пропитанной жестким на вкус соком гламура, об одиноком человеке, смешном простофиле, о жестокости и умирании. В «контексте текста», извините, это просто замечательно. Но музыкальный текст и текст сюжетный -- это вещи, во-первых, не идентичные и, во-вторых, уже взаимодействующие. И, вступив на оперную сцену, Кирилл Серебренников оказался похож, как ни удивительно, на Эймунтаса Някрошюса («Макбет» Верди, «Дети Розенталя» Десятникова в Большом театре).

Как минимум по одному формальному признаку -- буйству мизансценирования, не вполне относящегося к музыкальному делу, происходящего в собственном ритме, темпе и тембре. И в целом, чуть обобщая, по интенсивности разработки смыслового, текстуального материала, когда между сильным пластически-театральным режиссерским чувством музыка сочится как-то потерянно, утекая на периферию.

Сами по себе хороши и пузатые гопнички-чертенята (бессловесный Фальстафов паж, здесь -- в трех лицах), и ванна, в которой купается голопузый Фальстаф, и вышеозначенная кока-кола, и итальянский неореализм с круглыми автомобильчиками и немым кино в третьем действии. Косметический салон (место встречи всех дам) чуть хуже, последняя сцена у волшебного дуба сначала прекрасна своей пустотой и отсутствием дуба, но потом из-за неразборчивости почерка -- сильно хуже. При этом по-настоящему музыкально-театрально работает только одна картина -- первая во втором действии, где, кроме отменного гэга с ванной, есть еще певучая мизансцена дуэта Фальстафа и переодетого Форда (очень достойная работа Василия Герелло), с напряжением, фантазией и пластикой оживающей ревности вместе с проникновенной иронией.

Что до частных номинаций -- Виктор Черноморцев колоритен и сам по себе, и в режиссерской интерпретации партии Фальстафа. Татьяна Павловская (Алиса Форд) -- эффектна, хотя и не более. А в целом есть ощущение, что победителя по крайней мере в женской номинации публика еще не видела.
Юлия БЕДЕРОВА
//  читайте тему  //  Театр


  КУЛЬТУРА  
  • //  11.12.2006
Владимир Суворов
С 11 по 14 декабря в вечернем эфире телеканала «Культура» пройдет премьерный показ авторской программы известного критика, литературоведа и публициста Натальи Ивановой «Пастернак: раскованный голос»; в основу сценария легла ее монография «Пастернак и другие»... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  11.12.2006
«Туристас» Джона Стокуэлла на московских экранах
В рекламном слогане «Убирайтесь домой», проступающем на постере фильма прямо на покрытом панической испариной девичьем лбу, есть неточность. На самом деле далеко не все местные жители жаждут, чтобы путешествующие по Бразилии молодые европейцы и янки поскорее отправились по месту постоянной прописки... >>
  • //  11.12.2006
ИНТЕРПРЕСС
«Фальстаф» в постановке Кирилла Серебренникова открыл «Золотую маску»
Национальный театральный фестиваль «Золотая маска» задолго до основных показов (они пройдут в столице в конце марта -- начале апреля) открылся проектом «Премьеры Мариинского театра в Москве»... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  11.12.2006
Владимир Маканин достроил свой роман
Фрагменты того, что стало в итоге романом «Испуг» (М., «Гелеос»), Владимир Маканин печатал в «Новом мире» пять лет (2001--2006)... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ