Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии
N°208
15 ноября 2004
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  15.11.2004
ИТАР-ТАСС
Рейтинг-то у него есть...
Экранизация романа Василия Аксенова не вызвала бурной реакции

версия для печати
Показ 24-серийного телевизионного фильма «Московская сага» близится к концу. Начавшись 11 октября, сериал с тех пор уверенно лидировал в московских рейтингах, обгоняя на один-два процента «Сармата», «Слепого» и даже воскрешенных волей продюсеров «Оперов». Впрочем, справедливости ради нужно заметить, что стоявший прежде на месте «Саги» в сетке Первого канала «Штрафбат», несмотря на существенно меньшее количество рекламы, так же стабильно набирал те же 12, и то и все 18 процентов. Так что дело, наверное, не столько в выборе материала, сколько в выборе канала: первая кнопка сохраняет свои преимущества. Кстати, показанный в выходные, 8 ноября, фильм «Московская сага, том 1», включивший в себя все основные эпизоды первой части телеромана (для тех, кто не смотрел его подробно по будням), вообще не вошел в топ-лист зрительских предпочтений. Тем не менее «Московская сага», хотя бы из-за литературной основы и амбициозного замысла, наверняка станет одним из претендентов на приз ТЭФИ.

Но все-таки настоящего успеха у нее нет. Отзывы зрителей, публикуемые старательными СМИ, скорее кислые; событием, из-за которого, как мечтал Василий Аксенов, «улицы будут становиться пустыми» в часы показа, сериал не стал.

А ведь начинали весьма обещающе. Дмитрий Борщевский (режиссер), его жена Наталья Виолина (сценарист) и сын Антон Борщевский (продюсер) очень старались. Была найдена и получена в дар от московского правительства заброшенная дача в Серебряном Бору (дом Косиора), воссоздали интерьер, подобрали аутентичные костюмы -- для 254 персонажей, оцените размах! Дмитрий Борщевский, используя свой опыт документалиста, нашел кадры кинохроники, чтобы действие могло как бы невзначай перетекать из исторической реальности в экранную. Много сил было затрачено и на подбор актеров. Состав получился звездный, хотя и не всех желаемых удалось залучить. Главу семейства Бориса Градова по первоначальному замыслу должен был сыграть Александр Калягин, в роли Нины Градовой Аксенов хотел видеть Чулпан Хаматову. А для Инны Чуриковой намеревались переписать роль ученого, видимо, ту, которую сейчас играет Андрей Смирнов. Сталина предлагали Игорю Кваше.

Но в одном и автор романа, и создатели фильма были согласны: снимать надо не политическую историю, а семейную. В интервью «Времени новостей» Василий Аксенов разъяснял: «Роман сначала был неправильно понят. Многие говорили, что написано о том, что все и так знают. Репрессии, лагеря, война, «дело врачей»... Дело же совсем не в том, хорошими или плохими были Берия или Сталин. Дело в истории семьи, династии, трех поколениях москвичей, живших в Серебряном Бору и сохранивших себя и дом при всех напастях. Из этого дома уводили в тюремную камеру, уходили на войну, но люди возвращались, садились пить чай на террасе».

Семейные саги не самая сильная сторона российской культуры. Для нас скорее характерны дискретность, выпадение из последовательного развития; российская история не основывается на истории фамилий, родов, об этом еще Пушкин писал. Но хотя традиций нет, тяга все равно есть. Не случайно «Сага о Форсайтах» стала у нас, в Советском тогда Союзе, одной из самых популярных телевизионных передач, а за книгой в библиотеках выстраивались очереди. Но одно дело история британского буржуазного семейства, другое -- русской семьи, в которую автор упаковывает всякой твари по паре: тут и кремлевский медик, и командарм, и поэтесса, и коммунист-фанатик, и его еврейская жена, и их приемный сын из раскулаченных, чтоб уж все срезы общества попали в сюжет. И как бы ни отпирался Аксенов, его роман со вставными главами из газетных цитат все-таки роман про историю страны, а не семьи. Семья в данном случае лишь полигон, частный пример, на котором лучше и доходчивей обнаружить то, что в 1992 году, когда роман был закончен, волновало автора: прямолинейно либеральную версию советской истории, разоблачения злодейств которой -- чего стоят описания смягченных, поскольку дело происходит уже при практически умершем Сталине, тюремных злоключений 77-летнего доктора Градова -- все еще актуальней их осмысления. Да, этот роман Аксенова не самое сильное его произведение, но ведь не в его слишком торопливом схематизме дело. Для сериала важны сюжет (и даже не сюжет, а интрига) и диалоги, а с этим плохо как в романе, так и в сценарии. Интриги не хватает: судьба героев уж слишком предсказуема, а нужных для развлечения публики резких поворотов создатели даже как-то стесняются -- все-таки Василий Павлович, кумир интеллигенции, автор солидный, зачем тут мелодраматизм...

Актерам играть в сущности нечего, им нужно только воплотить типажи и показать их реакции -- развитие судеб героев подчиняется не характерам, не психологии, а служит иллюстрацией к исторической хронике. И как бы хороши ни были артисты, говорить им их слова трудно. Реплики, с одной стороны, малозначительны (для правдоподобия), с другой -- уж слишком насыщены информацией, которую бедному зрителю иначе, чем из разговоров, получить неоткуда. Стоит сравнить Инну Чурикову в «Идиоте» -- с невероятно вкусными монологами ее генеральши, с ее страстным сочувствием герою -- и эту бедную Мэри: судьба куда драматичней, а играть, увы, нечего, ткань действия рвется, остаются кусочки сцен, одна-две реплики.

И вот в результате сериал на социально значимую тему, снятый со всем уважением к первооснове, -- уважения, впрочем, можно было бы и поменьше, а вот режиссерской свободы, яркости и побольше --оказывается бледным и вялым, как будто его уже однажды жевали, и не вызывает в обществе -- а это вовсе не измеряется рейтингом Galup Media -- никакой реакции: ни споров, ни обсуждений, ни даже резкой критики.

Впрочем, в последних сериях нас ждут сюрпризы: финал слегка продлен во времени по сравнению с романом и зрителям обещают новые, неведомые читателям повороты сюжета. Но рассчитывать на качественное изменение не стоит -- уже ясно, что флегматичная режиссура Борщевского столь же монотонно и обстоятельно, как и в начале, доскажет историю семейства Градовых.

Остается ждать появления на Первом «Детей Арбата». Сериал снимает Андрей Эшпай по сценарию Валентина Черныха (чье мастерство драматурга, несколько потускневшее после «Москва слезам не верит», вновь подтверждено успехом «Своих»), а в роли Веры -- полюбившаяся Аскенову Чулпан Хаматова. Будет нам еще один опыт переложения на экран относительно современной прозы.
Алена СОЛНЦЕВА
//  читайте тему  //  Телепремьеры


реклама

реклама
  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  15.11.2004
ИТАР-ТАСС
Экранизация романа Василия Аксенова не вызвала бурной реакции
Показ 24-серийного телевизионного фильма «Московская сага» близится к концу. Начавшись 11 октября, сериал с тех пор уверенно лидировал в московских рейтингах, обгоняя на один-два процента «Сармата», «Слепого» и даже воскрешенных волей продюсеров «Оперов»... >>
//  читайте тему:  Телепремьеры
  • //  15.11.2004
Выставка Владимира Величковича в галерее М'АРС
Если кто наберется мужества и решит все-таки посетить экспозицию «Сполохи и раны» Владимира Величковича в галерее М'АРС, рекомендую взять валидол -- не исключено, что понадобится. Два огромных этажа респектабельной галереи отданы искусству этого неизвестного в России художника. Первый удар зритель получает при входе. Выставлен огромный живописный полиптих с десятками голов. Все головы растерзаны, раскрошены, размолоты в кровавое месиво -- жертвы взрыва? бомбардировки? стихийных бедствий? Изувеченная, изничтоженная до невозможного кровавого фарша человеческая плоть становится главной темой «Сполохов и ран». Черные дыры, всполохи пожарищ, и на переднем плане -- опозоренное человеческое тело, не тело даже -- какая-то суггестия страдания. На многих картинах изображен Крест Голгофы: истекающий кровью Христос в иконографии средневекового экспрессионизма немецких и нидерландских мастеров: Грюневальда, Босха. Там, где нет страдающей плоти, -- бескрайние промозглые пустыни с вороньем и кровавыми зарницами на горизонте. Нет ни дня ни ночи. Безвременье. Тоска. Апокалипсис. >>
  • //  15.11.2004
Фирма «Эксмо&Пелевин» выпустила еще одно изделие
Для того чтобы досягнуть последней истины, героине-автору «Священной книги оборотня» потребовалось прожить несколько тысяч лет, а за последний период ее земного существования претерпеть некоторое количество довольно унылых приключений... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  • //  15.11.2004
Балет о балете в новых украшениях не нуждается
Когда Наталия Касаткина и Владимир Василев впервые сочиняли на музыку Андрея Петрова "Сотворение мира" (а было это в 1971 году в Мариинском -- тогда Кировском -- театре), претензии московского начальства были многочисленными и дикими... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  15.11.2004
Названы соискатели премий Европейской киноакадемии
11 декабря в Барселоне будут вручены премии Европейской киноакадемии за 2004 год. За месяц до церемонии академия объявила список номинантов... >>
//  читайте тему:  Кино
Реклама