Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии
N°172
16 сентября 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  ИНТЕРВЬЮ  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  16.09.2003
Любить и не судить
В галерее «Файн Арт» открылась фотовыставка Сергея Головача INTRO

версия для печати
В бывшем ефремовском, а ныне табаковском МХАТе был такой спектакль «Эквус». По пьесе создателя знаменитого «Амадея» Питера Шеффера. Действие происходило в кабинете психиатра. Его вкрадчиво и нервно играл Иннокентий Смоктуновский. К психиатру привели парня с рабочей окраины американского городка. Парень -- обычный такой колючий подросток из проблемной семьи. Обожает лошадей. Устроился на ипподром ухаживать за ними. А по ночам выводил своего любимца Эквуса в чисто поле и скакал на нем при свете звезд. Совершенно голый. Обязательно голый... Потом парень влюбился в девочку. Пригласил на первое свидание. На конюшню. Там при гривастых свидетелях они занялись любовью. А наутро парень выколол всем лошадям глаза...

Для умницы психиатра случай с мальчиком был в общем-то рядовым и несложным (по Фрейду). Всего-то и требовалось, что устранить причину психического стресса, следствием которого стала немотивированная жестокость. Нужно было (и таблетками, и «доверительными» разговорами) сделать так, чтобы парень забыл о конях и перестал себя с ними идентифицировать. Стал бы нормальным. Как все. Только что значит «как все»? И где территория самой аномалии? Каково должно быть соотношение Общего и Особенного, чтобы Личность, не переставая быть таковой (со всеми ее родинками души и сердца), приобрела бы способность к безопасной коммуникации с другими, в чем-то такими же аномальными и особенными? Эти нежданно-негаданно загрузившие голову респектабельного и уверенного в себе доктора вопросы заставили его самого глотать антидепресcанты и снотворные порошки на ночь.

«Иногда мне кажется, -- тяжко вздыхал психиатр-Смоктуновский, -- что я жрец кровавого языческого культа. И на алтарь богине Норме приношу живые человеческие жизни». То есть потрошу души, очищая от всего «неправильного», особенного, индивидуального, стерилизую их. И вперед! Здравствуй, новая жизнь! Работа, телевизор, жена, любовница, тапочки, ужин, правильное пиво. Норма. Никаких лошадей при свете звезд.

Выставка фотографа Сергея Головача в галерее Moscow Fine Art -- попытка определить территорию «особенного» не в качестве клинического прецедента, сюжета небольшого фрейдистского рассказа, а в качестве идентификации «телесности». Телесности -- синонима безусловной, неотчуждаемой «естины» человеческого существа (правда в том, что человек «есть»). На одной стене галереи висят черно-белые фотографии. В утреннем тумане скачут на конях обнаженные юноши. Точеные и хрупкие, как натурщики Петрова-Водкина. На другой -- приглашенные из фильмов Феллини пышнотелые римские матроны, чьи тела, по словам искусствоведа Виталия Пацюкова, «рифмуются с формами природы, возвышенностями и уступами берегов, повторяя их силуэты, вторя их контурам, как в сексуальном жесте». Мягкий, мерцающий свет погружает фигуры в своеобразное леонардовское «сфумато». Модус беззащитной субъективности и становится объективным портретом мироздания: природы и человека. Пышногрудые матроны, субтильные отроки, интроверты и экстраверты, геи и лесбиянки, люди лысые и бородатые, с родинками и без, афроамериканцы и скандинавы -- словом, все, такие отличные друг от друга и просто отличные, определяют ту барочную, витальную мощь Бытия, что щедро дарована нам Богом. Вместе с заповедями: любить и не судить.
Сергей ХАЧАТУРОВ
//  читайте тему  //  Выставки

  КУЛЬТУРА  
  • //  16.09.2003
Виктор Баженов
«Солдатики» стали добрым знаком для фестиваля «Новая драма»
Каждый театральный критик в душе считает себя мастером дедукции, умеющим восстановить (или, что еще интереснее, предугадать) общую картину по нескольким известным фактам. Правда, в отличие от Шерлока Холмса, критикам свойственно радоваться именно тогда, когда их ожидания не оправдываются; когда человеку, казалось бы, вычисленному до последней ниточки, удается сделать некий непредсказуемый, озадачивающий художественный жест. С актерами, режиссерами, драматургами, о которых все ясно заранее, жить довольно скучно... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  16.09.2003
В галерее «Файн Арт» открылась фотовыставка Сергея Головача INTRO
В бывшем ефремовском, а ныне табаковском МХАТе был такой спектакль «Эквус». По пьесе создателя знаменитого «Амадея» Питера Шеффера. Действие происходило в кабинете психиатра. Его вкрадчиво и нервно играл Иннокентий Смоктуновский. К психиатру привели парня с рабочей окраины американского городка. Парень -- обычный такой колючий подросток из проблемной семьи. Обожает лошадей. Устроился на ипподром ухаживать за ними. А по ночам выводил своего любимца Эквуса в чисто поле и скакал на нем при свете звезд. Совершенно голый. Обязательно голый... Потом парень влюбился в девочку. Пригласил на первое свидание. На конюшню. Там при гривастых свидетелях они занялись любовью. А наутро парень выколол всем лошадям глаза... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  16.09.2003
Олег Павлов, известный прозаик (романы «Казенная сказка», «Дело Матюшина», «Карагандинские девятины»), лауреат премии «Букер -- Открытая Россия», выпустил сборник публицистики в московском издательстве «Русский путь». Называется он «Русский человек в XX веке» -- как и статья, где Павлов со- (а больше -- противо-) поставляет Толстого и Солженицына, Платона Каратаева и Ивана Денисовича. В работе этой (частью -- убедительной, частью -- спорной) Павлов задается вопросом о том, что же произошло с этим самым русским человеком в минувшем столетии. Один из ответов, к которому автор подходит не в одной лишь заглавной статье, -- это утрата чувства дома, а заодно и всякой уверенности в себе и мире... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ