N°73
28 апреля 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  28.04.2010
Александр Уткин
«Мы с государством идеально подходим друг другу»
Президент Microsoft в России Николай ПРЯНИШНИКОВ рассказал нашему корреспонденту, как должно работать электронное правительство, почему важен переход на электронный документооборот и как корпорация готова развивать эти технологии в России.

-- Ваш интерес к проектам e-government и системам документооборота для госорганов возник как следствие инициатив государства в этих областях?

-- Я очень рад, что эта тема поддерживается на высших уровнях управления страной.

Задача очень сложна. В России много разных государственных структур, достаточно непростая законодательная база, и определенные системы уже реализованы. Чтобы перейти от этого к реальному электронному правительству и реальным электронным услугам населению, надо пройти большой и нетривиальный путь.

Если бы сейчас электронное правительство создавалось все с нуля, было бы просто. Например, мы делали для ряда стран -- для Англии, для Сингапура и других -- сервисы единого окна. Если бы их можно было просто взять и внедрить в России, это было бы сделано очень быстро. Но так сделать нельзя -- все-таки нужно адаптировать систему, которая уже есть, настраивать, делать так, чтобы все работало друг с другом, чтобы наша защита персональных данных работала четко и там национальные секреты никуда не могли утекать. Поэтому задача действительно сложная, но, мне кажется, абсолютно актуальная, потому что сегодня уровень производительности труда в государственном секторе, на мой взгляд, невысок. Как, впрочем, вообще уровень производительности труда в России.

Электронных услуг для граждан России сегодня нет. А в принципе, конечно, хотелось бы. Чтобы не стоять в очередях и не ждать по месяцу ответа от чиновников, а получить все быстро в электронном виде, с минимизацией трудозатрат государственных служащих. Мы имеем очень большой опыт по реализации таких задач, и мы хотели бы в этом участвовать.

-- Я правильно понимаю, что в Англии и Сингапуре вам было проще, потому что там Microsoft участвовала в проектировании системы с нуля, а в России так не получится, потому что у нас уже есть, как говорят профессионалы, «зоопарк» разнородных систем?

-- Вопросами электронного правительства Англия и Сингапур озаботились много лет назад (ну, относительного много, это не такая уж древняя история), и там сразу были заложены некоторые основы. К примеру, служба единого окна, которая много лет назад была запроектирована и внедрена. Потом с ней уже начали стыковаться различные системы министерств и ведомств. У нас же сейчас имеется определенный, ну да, можно сказать, «зоопарк». Сейчас нужно оперативно, быстро настроить ведомственные системы, чтобы они могли работать друг с другом. Задача нетривиальная, реализуемая.

-- Но ведь Microsoft -- компания, работающая на массовом рынке. Она продает софт в коробках и OEM-инсталляциях, в этом ее бизнес. А электронное правительство -- задача для интегратора и для разработчика софта, который не продают в коробках. Так при чем же тут Microsoft?

-- Мне кажется, что мы с государством идеально подходим друг другу в этом проекте. Microsoft -- это платформа. Это самая крупная IT-компания в мире, имеющая единую технологическую платформу, которая дает возможность создавать шлюзы для обмена данными, интегрировать различные IT-системы. Во многих странах мира система платформ Microsoft была использована для того, чтобы выстроить единую систему документооборота.

Конечно, требуется работа интегратора. И мы готовы снабдить интегратора платформой, имеющей преимущество перед другими системами.

Еще один важный принцип -- это наш принцип интероперабельности (в соответствии с этим принципом программные продукты наделяются способностью к неограниченному информационному взаимодействию. -- Ред.). Мы объявили его несколько лет назад, и сейчас он имеет для нас стратегическое значение. Он в данном случае очень полезен, потому что этот принцип позволяет всем нашим системам работать со всеми нашими программными продуктами. Я думаю, что в этом проекте он будет очень полезен.

-- Из сказанного я делаю вывод: Microsoft заинтересована в том, чтобы государством были выбраны ее технологии. А уж кто будет их интегрировать и внедрять -- дело второе.

-- Вы знаете, здесь как-то... Я скажу о наших целях.

Наша главная цель -- это развитие российского IT-рынка. Когда я пришел на позицию президента Microsoft в России и разобрался во всех цифрах, тенденциях, то понял, что моя цель не победить кого-то из конкурентов, нарастив нашу долю рынка на 1--2%. Моя главная цель -- содействовать развитию самого рынка. Потому что как компания, имеющая большую долю на рынке операционных систем и офисных приложений, чуть меньшую долю рынке ERP- и CRM-систем (системы управления бизнесом. -- Ред.), определенную долю в сегменте, допустим, баз данных, какую-то долю на рынке игр и игровых приставок, такая компания может расти только вместе с рынком.

Поэтому в определенной степени наши интересы сейчас абсолютно связаны с интересами страны, которая идет по пути модернизации, повышения эффективности, соответственно роста IT-бизнеса, повышения своей технологической продвинутости. Мы не стремимся к тому, чтобы победить какого-то конкретного конкурента в какой-то конкретной ситуации. Проектов будет много. Место хватит всем

-- Вынужден просить вас ответить на мой вопрос. Задача Microsoft в связи с обсуждаемой темой -- е-government и электронный документооборот в госорганах -- состоит в том, чтобы убедить чиновников использовать продукты компании в процессе создания электронного правительства и государственных систем электронного документооборота, верно? При этом вы не собираетесь принимать участие в проектировании этой системы. Вы поставите платформу, а остальное сделают интеграторы. Так?

-- Все намного сложнее. Прежде всего, электронное правительство -- это же не один проект, который кто-то делает на всю страну. Есть федеральная часть, которую реализует «Ростелеком». Есть системы, которые реализуют министерства и ведомства. Есть системы, которые делают регионы. На деле мы имеем не один проект, а ряд различных проектов, в которых участвует ряд различных компаний.

Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы платформа Microsoft и технологии Microsoft были как можно шире распространены во всех проектах. Но при этом я понимаю, что и биться за то, чтобы везде были только мы, не нужно. Да это и физически невозможно. Самое главное для нас, чтобы этот проект -- электронное правительство -- был реализован. Чтобы эффективность работы госструктур повысилась, электронные услуги для населения появились. И тогда это поможет общему росту рынка.

Повысится актуальность покупки компьютеров частными лицами. И тогда мы, естественно, будем выигрывать, имея хорошую долю на рынке операционных систем, офисных приложений, других продуктов.

Заинтересованы ли мы, чтобы в процессе создания электронного правительства наши технологии были выбраны? Да, конечно. Работаем ли мы через российских партнеров? Обязательно, потому что в любом случае интегрировать платформу системы должны российские партнеры. Но, еще раз повторюсь, главная цель не победить во что бы то ни стало в каком-нибудь проекте. Для вашего понимания: ведь эти проекты в нашем глобальном бизнесе составляют меньше процента нашего потенциального дохода. Главное -- развитие рынка, которому такие проекты будут содействовать.

-- Если разговоры о национальной ОС перестанут быть только разговорами и национальной ОС будет не Windows, что Microsoft станет делать?

-- Выскажу свое откровенное мнение: я не верю в перспективу национальной ОС. Многие страны пытались, ни у кого ничего не получилось. Последний пример -- Китай, который много лет делал этот проект, в итоге отказался от него, придя к выводу, что это не получается и это не нужно. Думаю, что перспективы того, что это получится в России, близки к нулю.

Если вдруг будет принято решение это делать, будет потеряно время и средства. Мы с пониманием к этому отнесемся. Но мы понимаем также, что в ближайшие несколько лет национальной операционной системы все равно не будет. Бессмысленно говорить о том, что через полгода она появится. Можно утверждать, что в ближайшие годы Windows будет широко использована. К тому, что появляются конкурентные технологии -- например, есть Linux, есть Apple, -- мы относимся абсолютно спокойно. Это нас заставляет постоянно быть в тонусе. Например, сделали очень хорошую Windows 7 и очень довольны тем, как она продается. Это произошло в том числе и потому, что конкуренты у нее есть и не дремлют. Поэтому мы спокойно относимся к конкуренции, но делаем все, чтобы наши продукты были популярны, чтобы их любили в России.

-- Открытые стандарты предоставления данных вы готовы поддержать?

-- Да, это соответствует принципу интероперабельности. Он заложен уже много лет в стратегию Microsoft.

-- В профильном министерстве -- Минкомсвязи -- в мае система электронного документооборота будет введена в эксплуатацию. Выбран российский разработчик. Значит ли это, с вашей точки зрения, что государство делает ставку на отечественного поставщика систем электронного документооборота?

-- Мы сотрудничаем с большим количеством отечественных разработчиков систем электронного документооборота. На нашей платформе разработаны работающие системы, очень популярные, применяющиеся и в госсекторе, и в бизнесе.

Что реализовано в проекте Минкомсвязи, детально не знаю. Лучше уточнить у них. Хочется посмотреть, как это будет работать, сравнить с другими системами, посмотреть, что реально работает, что работает лучше и что не работает.

-- Microsoft -- транснациональная компания, имеющая опыт проектирования электронного правительства в разных странах. Россия обладает в этом смысле какими-нибудь особенностями, спецификой?

-- Различия между странами не так уж существенны. Как правило, везде есть задача интеграции уже работающих информационных систем. Вопрос заключается в том, на каком этапе проекта ставилась задача единого обмена информацией, электронного взаимодействия ведомственных и региональных систем. Там, где она поставлена раньше, все получается быстрее. Там, где вы ее ставите позже, становится несколько сложнее. Принципиальных особенностей России не вижу, поэтому убежден, что использовать мировой опыт точно надо.

Но особенность все-таки есть: защищенность информации российское правительство волнует несколько больше, чем это бывает в других странах. Некоторые страны сейчас стремятся к открытости информации -- понятно, что должна действовать защита персональных данных, а все остальное должно быть прозрачно, доступно. У нас же защите информации государство уделяет больше внимания, и я отношусь к этому с уважением -- у этого есть причины, исторические в том числе. Но мне кажется, что необходимо все же двигаться к открытости и пониманию того, что собственно надо защищать.

-- А то обстоятельство, что у нас региональная автоматизация пошла без централизованной технической политики, разве это не особенность?

-- Это еще одна особенность, и она связано с тем, что страна очень большая и разная, в этом ее уникальность. Действительно, многие регионы пошли разными путями. И многие, надо отметить, продвинулись в автоматизации. Теперь стоит действительно актуальная задача все состыковать. В этом мы готовы содействовать.

-- Ровно год назад гендиректор Microsoft Стив Балмер, будучи в России, пообещал, что корпорация потратит здесь 300 млн долл. за три года. Один год уже прошел. Во что Microsoft вложила 100 млн долларов?

-- Мы продолжаем реализовывать все наши программы. И, кстати говоря, мы с вами находимся в здании Microsoft Technology Center, создание которого финансировалось нами -- это 300 млн рублей.

Мы продолжаем открывать центры обучения компьютерной грамотности по всей стране. Сейчас наша цель -- 100 центров в каждом субъекте федерации, и уже половина открыта. Продолжаем поддерживать инновационные стартапы.

-- Вы бесплатно предоставляете стартапам свой софт, а это виртуальные деньги. Можете сказать, сколько таких денег в 100 млн долл., которые компания вложила в России за минувший год?

-- Точно не могу сейчас сказать. Добавлю, что мы намерены расширить финансирование R&D (научные исследования и производство инновационных образцов продукции. -- Ред.) в России. Я только что был в Америке и обсуждал этот вопрос. Мы намерены расширять нашу группу разработчиков Microsoft Dynamics, включать новые продуктовые направления -- это тоже часть наших вложений. Короткий ответ таков: идем по плану, приблизительно треть суммы от 300 млн долл. за год уже потратили.





Подготовлено совместно с iToday.ru
Беседовал Андрей АННЕНКОВ, iToday.ru, -- специально для «Времени новостей»




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  28.04.2010
Александр Уткин
Президент Microsoft в России Николай ПРЯНИШНИКОВ рассказал нашему корреспонденту, как должно работать электронное правительство, почему важен переход на электронный документооборот и как корпорация готова развивать эти технологии в России... >>
  • //  28.04.2010
С какими результатами российские экспортеры софта и IT-сервисов пережили кризисный год
На минувшей неделе ассоциация "Руссофт", объединяющая российских экспортеров тиражируемых программных продуктов, заказного софта и IT-сервисов, обнародовала предварительные итоги кризисного 2009 года... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама