N°159
03 сентября 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  03.09.2010
"Мы хотим сделать Катынь ближе к Москве"
Министерство культуры неожиданно сменило куратора российско-польских мемориальных комплексов

Вчера в музейно-мемориальном комплексе «Медное» состоялись памятные мероприятия, посвященные его десятилетию. «Медное» и «Катынь», десятилетие официальной мемориализации которой отмечалось в июле, -- два всемирно известных трагических топонима в политической истории нашей страны. Здесь в 30--40-е годы прошлого века были расстреляны тысячи советских и польских граждан -- жертв сталинского и гитлеровского террора. На памятные мероприятия из Варшавы прибыли заместители председателя и депутаты сейма, руководство канцелярии президента, министерства юстиции и Совета по охране памятников борьбы и мученичества Республики Польша, более 300 членов общественной организации «Катынские семьи», объединяющей потомков жертв. К закладному камню так и не созданного за десять лет памятника нашим соотечественникам -- жертвам сталинизма также пришли их потомки. Официальных лиц, эквивалентных по уровню польской делегации, с российской стороны не было.

Подобная «асимметричность» показалась неожиданной не только в связи с событиями апреля нынешнего года, когда Катынь посетили премьеры Владимир Путин и Дональд Туск. Но и потому, что российская федеральная власть в лице Министерства культуры заявила о необходимости «авторитетной поддержки и повышения общественной значимости» этих мест. Как стало известно «Времени новостей», в ближайшее время Министерство культуры будет курировать создание мемориально-исследовательского центра.

Вот выдержки из протокола совещания по вопросу концептуального развития мемориального комплекса «Катынь» под председательством министра культуры Александра Авдеева:

«1. Федеральному архивному агентству продолжить во взаимодействии с Федеральной службой безопасности Российской Федерации оказание помощи мемориальному комплексу «Катынь» в выявлении захоронений советских и польских граждан, а также в подборе необходимых архивных документов для использования в работе. 2. В целях поддержки усилий и взаимодействия с межправительственной Группой по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений, считать целесообразным стимулировать научно-исследовательскую активность, для чего на базе Государственного центрального музея современной истории России (г. Москва) создать мемориально-исследовательский центр, а именно: согласиться с предложением переподчинения филиалов Государственного музея политической истории России (г. Санкт-Петербург) «Мемориальный комплекс «Катынь» (г. Смоленск) и «Мемориальный комплекс «Медное» (г. Тверь) Государственному центральному музею современной истории России (г. Москва)».

Как рассказывают участники заседания, строчка о «Медном» была внесена в протокол только после того, как присутствующие на совещании музейщики поинтересовались, касается ли переподчинение только «Катыни», до того о тверском филиале просто не вспомнили.

Мысль о создании некой новой федеральной структуры, которая аккумулировала бы моральные и материальные ресурсы для развития «Катыни», звучала на межведомственных совещаниях еще весной, на фоне российско-польского потепления. Но на тех же совещаниях вызвала закономерное недоумение: зачем создавать дополнительные структуры, если есть профильный музей, хорошо работающие, имеющие международную репутацию его филиалы и давно существующая межправительственная Группа по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений, частью работы которой всегда была катынская проблематика. После этого тема вроде бы заглохла, чтобы воскреснуть уже в виде решенного вопроса.

«Катынь» и «Медное» являются филиалами имеющего федеральный статус петербургского Государственного музея политической истории России (ГМПИР) уже семь лет. Все эти годы, несмотря на хроническое безденежье и непростую политическую конъюнктуру, руководство головного музея, а также его тверского и смоленского филиалов выводило мемориалы из небытия. Они вели поисковую работу по выявлению имен советских жертв репрессий, издавая Книги памяти, ухаживали за огромной территорией с братскими могилами, проводили международные научно-практические конференции, с нуля формировали постоянную экспозицию, временные выставки по истории сталинизма. Причем не только в самих мемориальных комплексах, но и в выставочных центрах Смоленска и Твери. Работа велась в тесном контакте с академическими учреждениями Москвы, Петербурга, с обществом «Мемориал», Польской академией наук, польским Советом по охране памятников борьбы и мученичества.

Постоянные письменные обращения генерального директора ГМПИР Евгения Артемова к федеральному руководству о необходимости завершить работу по строительству российской части филиалов оставались без ответа. Финансирование строительства музейно-мемориальных комплексов было прекращено в 2004 году и до сих пор не возобновлено. Теперь, правда, судя по документам, реанимируется устаревший проект обустройства комплексов, принятый еще в 2000 году.

Последнее письмо министру культуры г-н Артемов написал весной, когда музей стал одним из основных организаторов подготовки визитов первых лиц России и Польши. Директор небезосновательно полагал, что долгожданное изменение климата российско-польских отношений скажется и на судьбе «Медного» и «Катыни». Ответа не пришло. Зато в конце июля состоялось вышеупомянутое совещание под руководством Александра Авдеева, где было обнародовано предложение создать новый мемориально-исследовательский центр, но отнюдь не при Музее политической истории. Министр культуры РФ, отвечая на вопрос обозревателя «Времени новостей», чем вызвана необходимость перевода музейно-мемориальных комплексов от одного федерального музея к другому, пояснил: «Катынь» получила большой общественный резонанс и имеет большое международное значение. В новом центре будут работать ученые с мировыми именами. Мы хотим сделать Катынь ближе к Москве, вернее, к министерству. У нас нет ни малейших претензий к петербургскому музею современной истории (имеется в виду Государственный музей политической истории. -- Ред.). Просто неудобно направлять средства из Москвы в Петербург, а из Петербурга в Смоленск и в Тверь. Все-таки Тверь и Смоленск даже территориально ближе к столице. Мы делаем так, чтобы было удобнее».

Отсутствие у Музея современной истории практики и заранее разработанных планов работы с подобными филиалами во внимание, похоже, не принимается. Как и неизбежный «обвал» уже существующих музейно-научных и выставочных планов развития «Медного» и «Катыни», разработанных ГМПИР на несколько лет вперед. Министр культуры настроен оптимистично: «Не забывайте, что директор Музея современной истории Сергей Архангелов возглавлял департамент культурного наследия Минкультуры, это опытный и знающий музейную сферу человек».

Сергей Архангелов возглавил Музей современной истории около года назад и как профессионал отлично сознавал, что взвалил на себя нелегкую ношу -- развивать и осовременивать пребывавший в многолетней стагнации ГЦМСИР. И то, что предложение о присоединении к его музею двух филиалов стало для него неожиданностью, в беседе с обозревателем «Времени новостей» г-н Архангелов не скрывал:

"Разумеется, о деятельности Музея политической истории России в филиалах "Медное" и "Катынь" я был хорошо информирован, еще работая в министерстве. Эту сложную работу мои петербургские, смоленские и тверские коллеги вели несколько лет. Ведь имена 97% поляков, погибших в Катыни и Медном, установлены польской стороной, а из тысяч имен советских граждан -- жертв террора известно лишь менее 10%... Вот этими поисками в архивах в числе прочего и займется новый музейно-исследовательский центр. Предложение о переводе "Катыни" из ГМПИР в наш музей поступило ко мне от Министерства культуры в июле, за несколько дней до совещания у Александра Авдеева. После чего состоялась поездка в Катынь для осмотра и принятия решений о дальнейшем развитии музейно-мемориального комплекса. Потом состоялось совещание под руководством министра культуры, на котором и были обнародованы первые шаги в этом направлении -- создание нового музейно-исследовательского центра при ГЦМСИР. Что касается необходимости перевода "Катыни" (чуть позже речь зашла и о "Медном") в структуру нашего музея, то мне мотивировали ее исключительно территориальными причинами: от Москвы ближе до Смоленска и до Твери, нежели от Петербурга".

Из протокола совещания в Минкульте: «Разработать концепцию деятельности, организационно-правовую форму и принципиальную схему финансирования мемориально-исследовательского центра при Государственном центральном музее современной истории России. В целях обеспечения авторитетной поддержки и повышения общественной значимости мемориально-исследовательского центра проработать вопросы создания при нем попечительского совета в составе представителей Министерства иностранных дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Русской православной церкви, представителей Российской академии наук, администрации Смоленской области, а также предпринимательского сообщества». Показательно, что Министерство культуры планирует оказывать поддержку не музеям, а лишь новому центру.

"Международные мемориальные комплексы, созданные десять лет назад, увы, государству были не очень нужны. Это особенно ярко было видно по сравнению с тем, какое внимание уделяла и уделяет им польская сторона, -- говорит Евгений Артемов. -- А трагедия наших соотечественников, тысячи которых расстреляны в Катыни и Медном, была забыта, даже замалчивалась. Стыдно было смотреть в глаза тем, кто приходил возлагать цветы к закладному камню, так и не ставшему полноценным памятником. Изначально оба мемориальных комплекса были самостоятельными и имели федеральный статус, но Федеральное агентство по культуре и кинематографии, сменившее Министерство культуры в 2004 году, не считало нужным заниматься ими. Думаю, поэтому семь лет назад и Катынь, и Медное были переданы нам как филиалы. По-прежнему никто состоянием и развитием их не интересовался, а финансирование, необходимое для завершения российской части комплекса, и вовсе прекратилось. Никакие наши обращения не были услышаны".

По словам г-на Артемова, "отрадно, что создается новый научно-музейный центр". Но судьба филиалов, теперь уже Музея современной истории России, по-прежнему его беспокоит: "В документах, которые нам доступны, речи нет о них, а говорится лишь о повышении значимости нового центра. Дай бог, чтобы он существовал не для отчетности и демонстрации официальной заботы государства, а приносил пользу, помогал бы музею сохранять память о нашем общем прошлом, без которой двигаться к гражданскому обществу очень сложно".

Вчера Евгений Артемов, которого уже обязали начать процедуру передачи филиалов (хотя приказа об этом еще нет), как и в предыдущие годы, приехал в Медное. Его преемник Сергей Архангелов на мероприятиях, посвященных десятилетию создания федеральных музейно-мемориальных комплексов в Катыни и Медном, отсутствовал. Как и руководство Минкультуры. Видимо, Смоленск и Тверь в отличие от будущего центра при Музее современной истории, расположенном на Тверской улице, еще слишком далеки от Москвы.
Юлия КАНТОР, доктор исторических наук

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  03.09.2010
РИА-НОВОСТИ
По мнению федеральных властей, продовольствие в стране дорожает без причин
«Дефицита продуктов не будет. С теми, кто пытается нажиться, устроив панику, будут разбираться ФАС и Генпрокуратура», -- такая запись в Твиттере Дмитрия Медведева появилась вчера после проведенного им в Саратове заседания президиума Госсовета... >>
  • //  03.09.2010
Премьер раздал правительству поручения по итогам своей поездки на Дальний Восток
Длительное путешествие по Дальнему Востоку и Сибири, кажется, только придало новых сил и вдохновения премьер-министру Владимиру Путину. Вчерашнее заседание президиума правительства, первое после возвращения в Москву, получилось необычайно насыщенным конкретными поручениями и решениями... >>
  • //  03.09.2010
Министерство культуры неожиданно сменило куратора российско-польских мемориальных комплексов
Вчера в музейно-мемориальном комплексе «Медное» состоялись памятные мероприятия, посвященные его десятилетию. «Медное» и «Катынь», десятилетие официальной мемориализации которой отмечалось в июле, -- два всемирно известных трагических топонима в политической истории нашей страны... >>
  • //  03.09.2010
О теракте шестилетней давности помнят не все
Утром в четверг полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин прилетел в Беслан... >>
//  читайте тему:  Трагедия в Беслане
  • //  03.09.2010
Восстановлены российские воинские захоронения в Порт-Артуре
Вчера в Музее Вооруженных сил России были подведены итоги проекта по восстановлению воинских захоронений в Порт-Артуре (ныне город Люйшунь, Китай), где боевые действия с участием российской, а затем советской армии велись и в первую, и во вторую мировую войну... >>
  • //  03.09.2010
Эксперты Сбербанка пророчат российской и мировой экономике вялый рост
Рецессия как мировой, так и российской экономике в настоящее время не угрожает, однако впереди всех ждут годы очень медленного роста. К таким выводам пришли в Центре макроэкономических исследований Сбербанка... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама