N°119
09 июля 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  09.07.2010
Алексей Даничев/Михайловский театр
Трудно в юности с умом
В Михайловском театре представили «Минорные сонаты»

В этом обороте -- про юность и ум -- благодаря фирменной гибкости русского языка (в данном случае мы имеем дело со слабой фразеологической валентностью) сами собой образуются два смысла: юному человеку, обладающему умом, нелегко; у юношества с умом напряженно. В данном случае имею в виду оба.

Вячеслава Самодурова хорошо помню как высокотехничного и весьма осмысленного демиклассического танцовщика Мариинского театра. В 90-е он был одним из передовиков новой хореографии: открываемого тогда у нас Баланчина, свежесочиненного раннего Ратманского, в 96-м запомнился в экспрессивном номере на конкурсе «Майя». Потом уехал в Амстердам, в Национальный балет Нидерландов, потом стал principal Ковент-Гарден, где и начал ставить (кое-что показывали в Мастерской новой хореографии Большого театра, инициированной тогдашним руководителем балетной труппы Алексеем Ратманским). Нынешний главный балетмейстер Михайловского театра выдающийся педагог Михаил Мессерер тесно связан с Ковент-Гарден, там он сочинения начинающего хореографа заприметил и пригласил сделать у себя первый одноактный балет. Так и вышло, что тот вернулся в Петербург, где некогда окончил Вагановское училище, не танцевать (танцевать он уже перестал), но ставить, и зовется теперь коротко: Слава Самодуров.

В таком усекновении имени 36-летнего человека хочется увидеть не западный демократизм, согласно которому больших шишек кличут Биллами и Диками, но нашу молодежную интонацию. Потому что балет получился про молодость.

Не уверен, что автор сознательно вкладывал в него те смыслы, которые считываются (ощущаются, быть может, мерещатся) из зала. Во всяком случае сам он предпослал своему опусу рассуждение про «время, протянувшееся из прошлого в настоящее и свернувшееся передо мной в эдакий бублик». Время протянулось в сознании Славы под воздействием сонаты Скарлатти, слушанию которой он предавался в ожидании вылета в Хитроу. На фоне обычного дикого вздора, которым наши хореографы, изъясняя свои замыслы, делятся в буклетах спектаклей, самодуровский текст выглядит еще прилично, но если фон убрать, в голом виде рацеи насчет «условности видимости перемен» рассмотрению в качестве интеллектуального продукта не подлежат.

К счастью, сам балет много, много лучше! И даже подлежит рассмотрению в качестве художественного произведения, что для отечественных сочинителей танцев есть редкость чрезвычайная.

«Минорные сонаты» -- соответственно, Скарлатти, 35 минут музыки. Трое танцовщиков, три танцовщицы, которые в программке поделены на дуэты, но структура балета не только чередование дуэтов; есть трио, сольные вариации, секстеты. Хореографический текст демонстрирует безусловные способности его автора к делу, которым он занимается. И столь же безусловную грамотность: Самодуров перетанцевал многих великих, от Баланчина до Матса Эка, и общение с их хореографией не только телом, но умом видно в его работе. Например, понимание того, о чем говорил Баланчин: когда на сцене мужчина и женщина, это само по себе сюжет. Самодуров выстраивает именно пластические отношения героев, а не учиняет, как многие, плохой драматический театр, только без слов. Насмотренному зрителю доставит удовольствие считывать не эпигонские цитаты, а, скорее, оммажи -- скажем, вариация, которую танцует Вера Арбузова, изящно намекает на баланчинского «Аполлона». Комбинации хореограф чертит складно и красиво, движения лепит тоже со вкусом, умно и местами оригинально. Вот танцовщица в аттитюде бьет воздух ногой, как крылом, а вот она, согнувшись на руках партнера, стучит в пол твердым носком, как копытом, -- и открывается вдруг родственность птицы и лошади в выражении строптивости, борьбы с несвободой.

А что же за смыслы?

Они, мне кажется, во многом определяются костюмами Эллен Батлер. Танцовщики одеты в лосины до колен, то есть в обтягивающие шорты, трикотажные фуфайки и вязаные тинейджерские, вроде как у гномов, шапки. Танцовщицы -- в малиновые боди. Получаются мальчики и женщины. Да так ведь и есть: девочки часто выглядят взрослее ровесников (вспомните, как точно и обаятельно это показано в фильме Асановой «Не болит голова у дятла»). Но у этих мальчиков -- голова на плечах. И профессия в руках (в ногах).

Это очень современно! Мы живем в IT-цивилизации, и огромное количество программистов, веб-дизайнеров, сисадминов и т.д. совсем молодые ребята, почти дети, которые вполне по-взрослому работают, зарабатывают, отвечают за себя, но притом все радости и гадости тинейджерства им не чужды. Тоска этого возраста, накрывающая беспричинно и страшно, трудность коммуникации, одновременная невозможность быть одному и с кем-то... тут уместно вспомнить еще один фильм: «Школу» Гай Германики. Но «Минорные сонаты» -- балет, сделанный в постбаланчинской неоклассической эстетике, потому вместо корявой мучающейся от самой себя юности, какой можно ждать в contemporary, мы видим обточенные гармоничные тела балетных танцовщиков и взаимоотношения, прочерченные прекрасными линиями арабесков и жете. То есть тело танцует жизнь души (как вообще-то и должно быть в балете, да редко бывает), здесь -- души совсем молодого человека, почти подростка. Но ведь и артисты балета сами очень молодые люди, а уже преданные профессиональному труду.

Печаль в этом спектакле, конечно, от юности. Минорным сонатам под стать сценография Кристофера Фолдза: коробка сцены полностью раздета, в воздухе на разных уровнях высоты и глубины подвешены динамичные прямоугольные конструкции из поблескивающей металлической сетки, свет (Саймона Беннинсона) то холодновато-интимный, то агрессивный контровой. Самодуров называет себя диктатором: мол, все члены постановочной бригады реализуют его идеи. Не знаю, так ли это, но во всяком случае компоненты находятся в полном, нерасчленимом единстве, так, что невозможно вообразить по-другому.

Премьеру давали вторым отделением гала-концерта, прежде -- «Привал кавалерии», после -- дивертисмент из классики. Вечер закрывал балетный сезон -- позволив подвести его итоги. «Привал» славно отрепетирован, в нем и во всех номерах дивертисмента заметна реализация принципа Михаила Мессерера: необходимости соединения собственно танцевальной и актерской выразительности. Он сторонник образов на сцене, и в любом концертном па-де-де, без декораций, его нынешние артисты уделяют внимание тому, чтобы именно сыграть Одиллию, Зигфрида, Аврору или польских панов, пляшущих краковяк из «Ивана Сусанина», не меньшее, чем заботе скрутить все пируэты и фуэте. Можно предположить, что бессюжетная хореография должна быть Мессереру не слишком близка. Но он строит сбалансированный репертуар: сам ставит «Лауренсию» (см. «Время новостей» от 8 июня), а приглашает Самодурова. Пару к «Минорным сонатам» в начале следующего сезона составит «Сенсориум», сочинение Алистера Марриотта, тоже из Ковент-Гарден. В зрелости с умом хорошо. Тоже в обоих смыслах.
Дмитрий ЦИЛИКИН, Санкт-Петербург




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  09.07.2010
Алексей Даничев/Михайловский театр
В Михайловском театре представили «Минорные сонаты»
В этом обороте -- про юность и ум -- благодаря фирменной гибкости русского языка (в данном случае мы имеем дело со слабой фразеологической валентностью) сами собой образуются два смысла: юному человеку, обладающему умом, нелегко; у юношества с умом напряженно. В данном случае имею в виду оба... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  09.07.2010
ИТАР-ТАСС
В Доме музыки выступили Стенли Кларк и японская пианистка Хироми Уехара
Чем хороши концерты джазовых звезд? Помимо прочего, тем, что начинаются они в основном без фокусов -- без разогревов и томительного ожидания с нагнетаемой бегающими по сцене накачанными «роуди» обстановкой. В общем, без всяких попсовых штучек... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  09.07.2010
Кинофестиваль SummerTimes в парке скульптур
В деревянную избушку с надписью «Билеты» стояла огромная очередь: тетенька-кассир заботливо доставала каждый билет из конвертика и что-то нарядное к нему прикрепляла. Газонный разбрызгиватель обдавал водой скучковавшихся на лужайке мраморных ангелков, а заодно и проходивших мимо разгоряченных посетителей... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  09.07.2010
О романе Алексея Слаповского «Поход на Кремль»
«Некуда» называлась моя рецензия на роман Михаила Успенского «Райская машина» (см. «Время новостей» от 17 марта). Согласно Успенскому, человечество (все население Земли, какой она представлена в «футурологической» фантазии, дьявольски похожей на нашу реальность) обречено шагать по одной дороге -- в рай... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама