N°72
27 апреля 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  27.04.2009
Последние крохи сытого времени
Марис Янсонс с оркестром Баварского радио в Москве

версия для печати
После концерта дирижера Мариса Янсонса и Симфонического оркестра Баварского радио в Большом зале Консерватории публика устроила музыкантам долгую стоячую овацию. Успех был абсолютным, и ощущение, что этот вечер оказался пиком московского филармонического сезона, что ничего сильнее в этом сезоне не было и не будет, было очень острым. В том числе потому, что событий подобного уровня на следующий сезон уже не запланировано (подробнее о будущих планах филармонии читайте в ближайших номерах).

Марис Янсонс, родившийся в Риге и много позже получивший латышское гражданство (как предмет национальной гордости молодого государства), учившийся в Петербурге и 25 лет проработавший там с филармоническим оркестром (он до сих пор живет в Питере, хотя и не подолгу), если встречал за границей российских журналистов, всегда говорил, что очень хочет приехать сюда с одним из двух своих оркестров -- Баварского радио или амстердамским «Концертгебау». В Москве дирижер с мировым именем и безупречной репутацией последний раз был больше десяти лет назад. Недавняя «Кармен» в Большом театре планировалась именно с Янсонсом, но этот проект состоялся иначе. Нынешнее долгожданное появление российского музыканта, когда-то ассистента Мравинского и протеже Караяна, одного из самых ярких лидеров мировой музыкальной сцены, устроенное стараниями Московской филармонии, состоялось именно так, как Янсонс больше всего хотел. Он очевидным образом ценит оба оркестра, в которых в этом десятилетии он начал работать главным дирижером. Но «Концертгебау», рафинированный и обладающий уникальным звучанием, традиционно пользовался большей известностью и международным почетом. Еще недавно Янсонс объяснял, что совершенно другой по звуку и манере, виртуозный, живой и страстный Баварский радиооркестр нуждается в продвижении, в содержательных проектах и мировых гастролях. То есть в какой-то степени давно уважаемые, но теперь лучше узнанные в мире баварцы -- в большей степени детище Янсонса (в том виде, в каком они присутствуют сейчас на мировой сцене, с их недавними «Грэмми» и упоминаниями в десятке лучших оркестров).

В субботу вечером вид этого оркестра (оркестрового «Роллс-ройса», звучанию которого Янсонс придал еще едва ли не интимность и теплоту) произвел на москвичей неизгладимое впечатление. Сумасшедшее качество игры, кажется, каждого оркестранта (два крохотных огреха за трудный концерт не в счет), дельные соло, особое звучание групп и сбалансированная полнота и глубина тутти (такая, что звук превращается в подобие театральной сцены с очень глубоким задником) -- все продемонстрировано Янсонсом подробно и с любовью уже в первом отделении, во Второй симфонии Брамса (между прочим, сегодня вечером ту же симфонию мы можем слушать в исполнении плетневского оркестра и Александра Лазарева за пультом). В интерпретации Янсонса она звучит удивительно размеренно -- в ней рассчитана и предельно продумана мера оркестровой роскоши, спокойной сдержанности изложения, любования структурой и эмоцией. Дирижер словно немного осаживает своих подопечных, так речь становится убедительной, кульминации -- строгими, и тревога в финале вырастает из этой толковой сдержанности как тихое подспудное чувство. Все это очень красиво, но еще более сильное впечатление произвело второе отделение.

Здесь сначала был оркестровый Вагнер -- небольшой по размерам, но ужасно значительный: «Вступление и смерть Изольды» из «Тристана и Изольды». Местному слушателю трудно, конечно, было не сравнивать этого Вагнера с главным Вагнером на русской сцене -- от Валерия Гергиева. Тут янсоновский стиль оказался антиподом гергиевского, настолько не «мистически», но внимательно, медленно, но не вязко, глубоко и тщательно все было сыграно. И настолько непростым было ощущение пауз и пустоты, через которые приходится двигаться «бесконечной» мелодии. «Всепоглощающей», на этот раз ей не удалось поглотить многие важные партитурные подробности. Вообще Янсонс, сочетающий в себе европеизм, русскую школу и американский опыт (точнее, формулирующий различия и делающий эту разницу собственным богатством), кажется, играет именно на удивительном понимании меры эффектности, эмоциональности, красоты оркестровой речи, стилистической строгости и остроты чувства.

Поэтому сдержанный сумрак изысканных мелодий, трепет, слышимый в чуть ли не чопорных фразах шикарного оркестра, его способность не к шаманству, не к эффекту, но к «речи» (не только детализированной, но и «по существу») производили сокрушительное впечатление. Финальной частью концерта стала Сюита вальсов №1 Рихарда Штрауса из оперы «Кавалер розы». Тут Янсонс словно дал полностью разыграться своим баварцам. Они были блистательны, но грандиозный вальс все равно не мог никого обмануть -- речь снова шла не о музыкальных увеселениях (каким бы громким ни был апофеоз), но о продуманности и значении каждой фразы, реплики, контрапункта, каждой прихоти формы и сложного объема. Присвистывая, топоча и блистая, оркестр упивался материальной, осязаемой плотностью своего звука и его способностью передавать сложный, заковыристый и летучий смысл.

Вообще когда хороший дирижер играет со своим оркестром (так играет и с таким оркестром) -- это как Горовиц гастролировал со своим роялем, демонстрируя идеальное общение инструмента и музыканта. Когда же, к примеру, Рихтер играл в музыкальной школе, это был, безусловно, Рихтер, но о чем-то приходилось догадываться. В ближайшем будущем, однако, мировым музыкантам в Москве в лучшем случае светит школьный рояль. Денег на гастроли лучших оркестров на данный момент нет.
Юлия БЕДЕРОВА




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  27.04.2009
Как американский саксофонист Джо Ловано был солистом биг-бенда Игоря Бутмана
Оркестру Бутмана скоро десять лет. У многих людей тенор-саксофонист и его ансамбль ассоциируются с джазом вообще. На самом деле публика часто ходит «на Бутмана», даже если упомянутого музыканта на сцене нет, а выступает кто-то, кого наш главный джазист пригласил... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  27.04.2009
Марис Янсонс с оркестром Баварского радио в Москве
После концерта дирижера Мариса Янсонса и Симфонического оркестра Баварского радио в Большом зале Консерватории публика устроила музыкантам долгую стоячую овацию. Успех был абсолютным, и ощущение, что этот вечер оказался пиком московского филармонического сезона, что ничего сильнее в этом сезоне не было и не будет, было очень острым... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  27.04.2009
Два дня подряд, 23 и 24 апреля, на Таганке играли премьеру «Сказок» Юрия Любимова -- так созданный им театр отмечал 45-летний юбилей. Не было никаких особенных торжеств, речей и подношений, в традиции этого театра главной новостью и сюрпризом всегда был спектакль... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  27.04.2009
Борьбу за самые весомые литературные призы продолжат сорок восемь авторов
Длинный список претендентов на премию «Большая книга» на две позиции длиннее прошлогоднего. Тогда промежуточный барьер одолели 46 сочинений, теперь из 384 номинированных совет экспертов оставил на дистанции 48 -- сорок «овеществленных» книг и журнальных публикаций и восемь рукописей... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама