N°242
29 декабря 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 НАУКА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 АФИША
 ДЕТСКАЯ АФИША
 УБЫТКИ ГОДА
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  29.12.2008
Четыре месяца после войны
Что получила Россия на Южном Кавказе

версия для печати
Если судить по рождественским выпускам мировых печатных изданий, в которых по традиции подводятся итоги, августовская война в Грузии заняла место среди самых важных событий уходящего года. Газета «Время новостей» сделала попытку подытожить состояние дел на собственно российском Северном Кавказе. А поскольку Кавказ является сравнительно небольшим и во многих смыслах единым регионом, необходимо взглянуть, что же, собственно, произошло за этот год в бывшем советском Закавказье.

2008 год начинался сравнительно неплохо для российских позиций в регионе. Досрочные выборы президента Грузии 5 января не оправдали прогнозов о дестабилизации правительства Михаила Саакашвили, но сразу после выборов с обеих сторон последовали заявления, которые позволяли надеяться на некоторое выравнивание отношений, близких к точке замерзания. Перед Россией стояла довольно амбициозная задача, которая в принципе имела шанс быть решенной: речь идет о транспортном разблокировании Армении.

Армения традиционно позиционировалась как главный союзник России на юге Кавказа. Ни Грузия с ее стремлением к евроатлантической интеграции и родовыми травмами конфликтов в Южной Осетии и Абхазии, ни Азербайджан, стремящийся играть все более самостоятельную роль в глобальной системе добычи и транспортировки энергоресурсов, не подходили на эту роль. Армения же в силу своих трудноразрешимых противоречий с Турцией и конфликта с Азербайджаном в Нагорном Карабахе находится в ситуации, когда две ее главные границы закрыты для движения людей, грузов и капиталов. Ее единственным окном наружу -- при условии российского конфликта с Грузией -- остается Иран, не особенно надежный партнер в нынешних быстро меняющихся геополитических обстоятельствах.

Стремясь поддержать сложившуюся в Армении политическую элиту на президентских выборах 19 февраля 2008 года, Россия взяла в концессионное управление армянские железные дороги. Если бы после того, как Михаил Саакашвили был избран на второй срок, Москва согласилась обсуждать с Тбилиси постепенное смягчение пограничного и таможенного режима на российско-грузинской границе, армянские железные дороги в довольно короткий срок могли бы оказаться подключены к российской железнодорожной сети. Движение грузов стало бы возможным также и по автомагистралям. Такое «открытие» Армении решило бы действительно экзистенциальную проблему для этой высокогорной страны.

С севера на юг Кавказа проходят всего несколько экономически значимых дорог. Это шоссе и железная дорога по берегу Черного моря из российского Адлера через Абхазию в Грузию, Транскавказская магистраль через Южную Осетию в Грузию, Военно-Грузинская дорога из российской Северной Осетии в Грузию, а также шоссе и железная дорога из российской Махачкалы в Баку (Азербайджан). Бакинская дорога, единственная действующая сейчас, для Армении закрыта до тех пор, пока не будет урегулирован карабахский кризис. Но если бы в российско-грузинских отношениях наступила хотя бы частичная оттепель, можно было открыть сообщение по всем трем шоссе через Грузию, а со временем восстановить разобранный участок железной дороги в Абхазии. Судя по молниеносным инженерным успехам российских железнодорожных войск, введенных в Абхазию в конце мая как раз с целью ремонта дороги, технически это было бы вполне достижимо к концу года.

Включение транспортных коридоров север--юг не только «открыло» бы Армению -- оно способствовало бы росту благосостояния и стабильности на всем кавказском юге. Но признание западными странами Косово и Метохии 17 февраля (и президентские выборы в России 2 марта 2008 года, на время отвлекшие внимание политического класса от событий на Кавказе) смешало этот сравнительно неплохо разложенный пасьянс.

Россия как обладатель целого букета этнических сепаратизмов и потенциальных очагов сецессии (прежде всего на Северном Кавказе) долго и последовательно сопротивлялась признанию Косово. Но когда это признание все же состоялось, то 16 апреля, за три недели до инаугурации своего преемника Дмитрия Медведева, президент Владимир Путин подписал указы о наращивании официального сотрудничества России с Абхазией и Южной Осетией. Эти указы вкупе с расколом внутри НАТО по вопросу возможных евроатлантических перспектив Грузии на саммите НАТО в Бухаресте предопределили рост конфронтации в российско-грузинских отношениях. К тому времени Россия выпустила из рук ситуацию в Армении, где февральские президентские выборы вылились в серьезнейший политический кризис. Этот кризис до сих пор оставляет определенные «пробоины» в легитимности президента Сержа Саргсяна.

К слову, традиционная для России поддержка сложившейся элиты на армянских выборах, которые едва не переросли в гражданскую войну с сильной оппозицией, стоила России значительной доли ее престижа в глазах жителей Армении. Также характерно, что после августовской войны поддержанный Москвой президент Саргсян, страна которого председательствовала в ОДКБ, не стал, в сущности, делать никаких шагов, направленных на поддержку признания Абхазии и Южной Осетии странами -- членами этой организации. А сразу же после войны г-н Саргсян прилетел в Тбилиси выразить соболезнования соседям, стремясь убедить грузинскую сторону в том, что старты российских военных самолетов с базы в Гюмри (Армения) к Еревану никакого отношения не имеют.

Несмотря на государственные визиты Дмитрия Медведева в Баку в июле и в Ереван в октябре 2008 года, а также вспышку дипломатической активности в виде Майендорфской декларации по Нагорному Карабаху, которую Ильхам Алиев, Серж Саргсян и Дмитрий Медведев подписали 2 ноября в подмосковной резиденции главы российского государства, влияние России на Южном Кавказе в целом снизилось.

После войны Грузия больше, чем когда-либо, стремится в НАТО и продолжает получать поддержку западного сообщества. Это едва ли изменится даже в том случае, если в Тбилиси сменится режим: вся грузинская оппозиция евроориентирована и хотела бы вернуть утраченные территории. Война лишила Россию надежды на создание в Грузии более или менее лояльного по отношению к ней общественно-политического блока. Дезинтеграция Грузии путем федерализации армянонаселенной Джавахетии и азербайджаноговорящей части Квемо-Картли, о возможности которой говорили некоторые российские эксперты, -- это курс на дестабилизацию региона. Дестабилизация, может, и помешает развитию проектов транспортировки нефти и газа в обход России через Южный Кавказ в бассейн Черного и Средиземного моря, но не замедлит отразиться на собственно северокавказской стабильности.

В итоге Россия приобрела в Грузии два по сути дотационных региона, которые всерьез и надолго блокировали большие дороги на юг. Вся их стратегическая ценность -- в возможности размещения российских войск (общей численностью в 7600 человек) на пути расширения НАТО, решение о котором в альянсе пока не принято.

Политическая цена -- имидж бывшей империи, впервые со времен Афганистана применившей военную силу за пределами государственной границы. Косвенные издержки -- вопрос, который пусть и негромко, но все же звучит на Северном Кавказе: почему Абхазии и Южной Осетии можно нарушить принцип территориальной целостности государства, а Чечне или, скажем, Ингушетии -- нет.

Сами по себе Абхазия и Южная Осетия -- это соединительные патрубки «сообщающихся сосудов» Южного и Северного Кавказа: абхазы -- родня кабардинцам и черкесам, осетины юга -- часть осетин севера. Кроме них есть еще пограничные районы Дагестана и Азербайджана, где живут разделенные лезгины, аварцы, цахурцы и другие народы с обостренным чувством этнической идентичности, а также чеченцы в Ахметовском районе Грузии, известные своим весьма пристрастным отношением к России. И по всем этим каналам в Россию импортируется отнюдь не стабильность и безоговорочное стремление к территориальной целостности. Этот «импорт» в условиях высоких цен на нефть и неизменно профицитного российского бюджета можно бы и не замечать. Но в условиях кризиса он может сыграть неожиданно опасную роль.

Под чертой августовской войны также готовность Еревана и Баку отвечать на предложения Турции по урегулированию их противоречий между собой по вопросу Карабаха и смягчению собственно армяно-турецких отношений. За 2008 год по этому пути пройдено немало верст, а приезд президентов Азербайджана и Армении в Майендорф в начале ноября мало что меняет по сути. В Майендорфе они лишь пообещали не применять силу и сохранить Минскую группу ОБСЕ как главный институт международного участия в делах Карабаха. Но Минская группа уже много лет как перестала быть реальным ключом к урегулированию, а отношения Москвы с ОБСЕ не назвать теплыми после фактической блокады продления миссии этой организации в Грузии на 2009 год.

Визиты Дмитрия Медведева в Ереван и Баку не снизили опасений по поводу российской политики на Южном Кавказе, которые присутствуют в столицах региона после августа и лишь стимулируют турецкие усилия, а заодно и рост евроатлантических симпатий в регионе. К концу 2008 года появился также прогресс в переговорах Баку со странами Центральной Азии об их участии в транзите углеводородов через юг Кавказа. Общий баланс кавказской политики России в 2008 году выглядит, к сожалению, не особенно блестяще и ухудшился по сравнению с тем, как выглядели перспективы год назад.
Иван СУХОВ

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  29.12.2008
Дмитрий Козак принял первые олимпийские объекты
26 декабря вице-премьер Дмитрий Козак, отвечающий за подготовку Сочи к проведению зимней Олимпиады 2014 года, открыл два объекта, которые имеют непосредственное отношение к предстоящим Играм... >>
//  читайте тему:  Олимпиада - 2014
  • //  29.12.2008
2008 год в российской внешней политике
С начала XXI века не было года, который не приносил бы судьбоносных перемен во взаимоотношения России и окружающего мира. И все же 2008-й займет особое место в истории формирования российской внешней политики... >>
  • //  29.12.2008
Что получила Россия на Южном Кавказе
Если судить по рождественским выпускам мировых печатных изданий, в которых по традиции подводятся итоги, августовская война в Грузии заняла место среди самых важных событий уходящего года. Газета «Время новостей» сделала попытку подытожить состояние дел на собственно российском Северном Кавказе (см. номер за 23 декабря)... >>
  • //  23.12.2008
В конце 2008 года Северный Кавказ снова близок к точке неустойчивого равновесия
На исходе 2008 года кавказская политика России -- это материя, смертельно надоевшая большинству россиян. Для граждан нашей страны, если верить социологам, Кавказ, как собственно российский, так и зарубежный (Грузия, Армения, Азербайджан), становится с течением времени все более чужой землей... >>
  • //  25.12.2008
Дмитрий Медведев выступил по телевидению
Главными событиями уходящего года, по версии президента Дмитрия Медведева, стали военные действия на Кавказе, мировой финансовый кризис и его собственное избрание на высший государственный пост... >>
  • //  24.12.2008
Политики и политологи об итогах года
В России в 2008 году поменялись президент и правительство. Первую половину года страна жила в атмосфере бурного экономического роста и стабильности, а во второй ее накрыла волна глобального кризиса... >>
  • //  29.12.2008
Россия оказалась в новой экономической реальности
В 2009 году Россию впервые за последние десять лет ждет дефицитный бюджет, признал вчера помощник президента по экономике Аркадий Дворкович. Взятые ранее социальные обязательства государство обещает выполнить, средств Резервного фонда, как ожидается, хватит минимум на один год, в случае необходимости власти готовы пойти на рост госдолга... >>
//  читайте тему:  Россия и финансовый кризис
  • //  25.12.2008
2008 год разморозил налоговую реформу
Налоговая реформа, бесповоротно замершая, казалось бы, к январю 2008 года, с началом экономического кризиса получила явный толчок для развития. На пятый год бесплодных дискуссий по судьбе налога на добавленную стоимость (НДС) власти бросили биться над неподдающейся проблемой и внесли массу иных налоговых предложений... >>
//  читайте тему:  Налоговая реформа
  • //  29.12.2008
Государство войдет в капитал РЖД
Чтобы поддержать одну из главных естественных монополий -- РАО "РЖД", премьер Владимир Путин поехал в Санкт-Петербург и выложил из государственного кармана в общей сложности почти 300 млрд рублей... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама