N°96
05 июня 2007
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
 ЭНЕРГИЯ ЕВРОПЫ
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  01.06.2007
«Добро пожаловать в реальность!»
Саммит в Самаре: начало нового этапа в отношениях России и Евросоюза

версия для печати
Итоги прошедшего в Самаре саммита Россия--ЕС подвергаются критике с обеих сторон. Спустя десятилетие после начала кооперации в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1997 года между Москвой и Брюсселем обнажились проблемы, дающие повод говорить о начале «холодного мира». Впрочем, не все наблюдатели, в том числе и на Западе, столь уж негативно оценивают результаты встречи в Самаре. Саммит может стать новой точкой отсчета в отношениях, в которых не будет места нереалистичным надеждам и несбыточным ожиданиям партнеров друг от друга. Так считает политолог, эксперт Германского общества внешней политики Юлиан ПЭНКЕ.

-- Недавний саммит Россия--ЕС в Самаре, похоже, разочаровал обе стороны. Многие аналитики, комментируя его результаты (или, вернее, их отсутствие), говорят о сильном похолодании между Москвой и Брюсселем. Это действительно системный разлад?

-- На все происходящее следует смотреть с изрядной долей спокойствия. В любое время европейско-российские отношения (как, впрочем, и не только они) переживают определенные циклы. В этом смысле можно утверждать, что 2007 год стал знаковой точкой -- достаточно вспомнить нашумевшую мюнхенскую речь президента Путина, энергетические дебаты весеннего саммита глав государств и правительств ЕС в Брюсселе или недавний саммит в Самаре. Если мы обернемся назад, увидим, что в прежние годы отношения России и ЕС носили в себе определенный заряд эйфории. С начала нынешнего десятилетия к достаточно прагматичным отношениям примешивалась, на мой взгляд, порция политического романтизма. Это, например, касается задекларированного на Петербургском саммите 2003 года стремления к созданию четырех совместных «пространств» -- в сферах экономики, внутренней безопасности, международных отношений и в гуманитарной области. Однако в последние годы отношения несколько охладевали, и на встрече в Самаре ее участники, что весьма необычно для мероприятий такого уровня, даже не приняли никакого совместного документа. Это, бесспорно, свидетельствует о том, что стороны преодолели определенный этап в своих отношениях.

-- То есть новая тенденция ведет Россию и Европейский союз к «холодному миру»?

-- Не все так скверно, как может показаться на первый взгляд. То, чему мы стали свидетелями в Самаре, может, как мне представляется, даже пойти на пользу России и Европе. Теперь обоих партнеров можно было бы поприветствовать лозунгом: «Добро пожаловать в реальность!».

Уверен, что до сих пор отношения России и ЕС были связаны с сильно завышенными ожиданиями друг от друга. Порой они были лишены повседневного реализма. Но точно так же лишены реализма нынешние подходы, когда в комментариях европейских СМИ все отчетливее говорится о катастрофе, «холодной войне», резком падении «температуры» в отношениях России и Запада. Это никоим образом не соответствует действительности. Правда состоит в том, что Россия и ЕС видели друг друга в существенно искаженном, я бы сказал, слишком розовом свете и потому стремились к отношениям, которые не могли быть обеспечены в желаемой мере ни с той, ни с другой стороны.

-- Однако подходы к важнейшим глобальным проблемам у обеих сторон довольно схожи. Это исключение?

-- Это достаточно поверхностный подход к оценке партнеров. На самом деле нынешнюю российскую внешнюю политику наиболее ярко характеризует прагматизм, лишенный какой бы то ни было идеологии. Это коренным образом отличает нынешнюю Россию от государства советских времен. Россия несет в мир не как прежде идеологически заряженную антимодель глобального устройства, а прагматичную капиталистическую политику, выстроенную на ее государственных интересах. И такой подход Европе необходимо принять. Европейский союз поступил бы правильно, если бы перестал оценивать Россию в качестве «чисто европейской» страны -- ее необходимо воспринимать так же, как и все другие страны подобного масштаба -- скажем, Индию или Китай. Разумеется, и с этим никто не спорит, Россия существенно более важна для Европы, и этот фактор должен быть решающим в формировании политики ЕС. Нынешние проблемы в отношениях обеих сторон, которые особенно высветились в Самаре, не носят системного характера. Эти конкретные проблемы -- мясной спор с Польшей, перенос памятника в Таллине, расхождения по вопросу Косово, размещение систем ПРО в Польше и Чехии и т.п. -- отчасти вызваны наметившимся в последние годы интеграционным соперничеством между ЕС и Россией.

-- Вы имеете в виду соперничество на пространстве бывшего СССР?

-- Для России и ЕС сегодня совершенно неясно, в каком направлении будут развиваться страны, находящиеся между их границами. Нет окончательной ясности в том, какую внешнюю и внутреннюю политику будут выстраивать эти страны в обозримом будущем. И в конечном счете мы становимся свидетелями российско-европейской конкурентной политической борьбы за симпатии этих стран к себе. Это в первую очередь Белоруссия, Украина, Молдавия, но и в определенном смысле также и республики Южного Кавказа, которым Москва традиционно определяет роль сферы своих внешнеполитических интересов. У ЕС в этой ситуации возникают опасения в возможности образования вакуума безопасности на своем восточном рубеже. На этом фоне обеими сторонами ведется борьба за благосклонность к себе со стороны правящих элит в этих государствах.

-- Многие считают, что методы российской дипломатии в этом контексте несколько неуклюжи.

-- Я согласен с такой точкой зрения. Это не самый дипломатичный подход, когда Россия пытается выкручивать руки бывшим советским государствам с помощью разного рода эмбарго и запретов. Мне это кажется гипертрофированной реакцией. Ведь все в этих странах изначально способствует более тесной интеграции с Россией -- там большинство населения говорит или по меньшей мере понимает по-русски, люди питают симпатии к российской культуре. Это неоспоримо. У меня складывается впечатление, что Россия, желает она того или нет, в результате своей политики сама отталкивает эти страны. Разумеется, не следует рассматривать эти страны и интеграционное соперничество в качестве предмета «дележа». Ничего этого нет -- есть процесс поисков собственной идентичности республиками бывшего СССР. И каким бы ни был результат этого процесса, его необходимо уважать как России, так и Западу, включая, разумеется, и США.

-- Насколько важен в данном случае исторический фактор? Совместное прошлое помогает или мешает строить отношения?

-- В теории международных отношений я отношу себя к сторонникам конструктивизма. Это значит, что современная политика во многом строится и реализуется на восприятии прошлого. Важную роль при этом играют прошедшие процессы формирования общественных отношений. Простой пример: политические элиты как ЕС, так и России были сформированы преимущественно во времена «холодной войны». Поэтому еще не может быть полного доверия друг к другу, оно лишь должно завоевываться в совместном политическом процессе. В подсознании постоянно существует определенная порция недоверия. Наиболее яркий пример последнего времени -- мюнхенская речь президента Путина. Почему он подвергает нападкам в предельно остром тоне проект размещения систем ПРО в Европе, который является полностью легитимным? Ведь ракеты направлены для сдерживания ядерных амбиций Ирана, Северной Кореи и т.п. стран. Очень просто: НАТО по определению в представлении российского руководства является военной организацией, угрожающей безопасности России.

-- Но ведь и НАТО, как говорят в таких случаях, должно пройти свою часть пути, чтобы достичь доверия со стороны Москвы.

-- Мне не слишком понятна в данной связи позиция НАТО или Европейского союза. Ведь если мы обратимся к внешнеполитической риторике начала 1990-х годов, то вспомним и обоюдное стремление к строительству общеевропейского дома и совместной системы безопасности. Мы стали свидетелями того, как болезненно реагировала Россия на расширение НАТО на восток. Почему, спрашивается, Запад не вел себя более гибко в этой ситуации? Ведь неуклюжие действия НАТО при приеме в свои структуры восточноевропейских новичков разбудили в Москве «ястребов». Одним из результатов этого стала более жесткая внешняя политика России в отношении ЕС и Запада.

-- Итак, каковы различия в подходах России и Евросоюза на новом этапе отношений, после Самары?

-- В общих понятиях я могу это сформулировать так: европейская внешняя политика живет в атмосфере институционализма и либерализма, а российскую определяет реализм. ЕС строится на взаимопроникновении стран-членов, их институтов, общих ценностей. Кооперация играет здесь главную роль, а конфликты считаются недостойными и неприемлемыми в отношениях друг с другом. Взаимная солидарность -- один из важнейших принципов строительства отношений внутри ЕС.

В России иные подходы. В Кремле радуются высоким ценам на энергосырье, разбухающей казне, экономическому росту и повышению жизненного уровня населения. В этой ситуации становится возможным показывать мускулы соседям и конкурентам. В настоящее время России внешнеполитическая гармония с ЕС и Западом не так уж и необходима. Энергетическая зависимость тех и других достаточно высока, и потому Россия без опасности серьезных негативных последствий для самой себя может занять оппозицию к Западу, например, по вопросу Косово. Это, как говорится, России ничего не стоит в прямом смысле этого слова. Но такая политика препятствует устранению спорных точек ЕС.

-- А высокие цены на нефть и газ, как известно, могут оказаться не вечными…

-- Европейский союз, как мне представляется, оказал бы России добрую услугу, если бы проводил более ясную, более однородную политику, которая побудила бы вашу страну более адекватно позиционировать себя в Европе и мире. Стремление европейских стран к диверсификации источников закупок энергоносителей заставляет Россию как поставщика нефти и газа смотреть и на другие рынки энергии, искать себе новых партнеров по импорту. Таким образом, и ЕС, и России удалось бы избежать застоя во взаимоотношениях с другими странами и регионами.

-- Неудача самарского саммита -- движение в этом направлении?

-- Да, в этом смысле итог саммита в Самаре не такой уж и скверный. Между ЕС и Россией произошло что-то вроде того, что время от времени происходит между друзьями, когда в их отношениях накапливается определенный проблемный потенциал. Самара высветила позиции каждой из сторон, обнажила противоречия. Теперь должно пройти определенное время осмысления способов и путей совместного движения вперед.




Юлиан Пэнке в 2003--2005 годах преподавал курс международных отношений в Тюменском госуниверситете. В Германском обществе внешней политики он изучает философские аспекты будущего Единой Европы.
Беседовал Юрий ШПАКОВ
//  читайте тему  //  Россия и Евросоюз


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  04.06.2007
"Большой восьмерке" нужно решить, способна ли она сообща бороться с глобальным потеплением
Саммит «большой восьмерки» в Хайлигендамме еще не открылся, но уже можно утверждать, что он останется в истории этого клуба благодаря, во-первых, серьезным беспорядкам и, во-вторых, расколу между лидерами... >>
  • //  01.06.2007
В интервью «Энергии Европы» технический директор компании Nord Stream AG, являющейся оператором проекта по строительству газопровода «Северный поток», Сергей СЕРДЮКОВ рассказал о том, как идет подготовка проекта и как сказываются на ней политические разногласия России с некоторыми странами ЕС... >>
  • //  01.06.2007
Евросоюз обречен на поиск новых источников поставки сырья
Несмотря на успешное, казалось бы, завершение конфликтов с транзитными странами -- Украиной и Белоруссией, идея о российской газовой угрозе овладела умами европейцев. Однако причиной тому не только ужесточение политики Москвы в сфере энергоресурсов... >>
  • //  01.06.2007
Саммит в Самаре: начало нового этапа в отношениях России и Евросоюза
Итоги прошедшего в Самаре саммита Россия--ЕС подвергаются критике с обеих сторон. Спустя десятилетие после начала кооперации в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1997 года между Москвой и Брюсселем обнажились проблемы, дающие повод говорить о начале «холодного мира»... >>
//  читайте тему:  Россия и Евросоюз
  • //  01.06.2007
ЕС и США станут конкурентами на глобальном рынке сжиженного газа
Потребность Европы в импорте природного газа возрастет приблизительно вдвое в ближайшие 20 лет. Россия в одиночку окажется не в состоянии покрывать растущий спрос, а значительный объем топлива ЕС планирует закупать в виде сжиженного природного газа... >>
  • //  01.06.2007
Возможна ли "газовая ОПЕК"?
На форуме стран -- экспортеров природного газа в апреле этого года в Катаре его участники приняли решение о более интенсивной кооперации и при этом вновь обсудили вопрос об основании «газовой ОПЕК»... >>
  • //  01.06.2007
Стремясь к диверсификации источников закупок энергоносителей, Европа присматривается к наиболее привлекательным альтернативным поставщикам нефти и природного газа в Персидском заливе -- так в общих словах координатор по энергетической политике фракции ХДС/ХСС в германском бундестаге Йоахим ПФАЙФФЕР обозначил корреспонденту «Энергии Европы» цель своей недавней поездки в Катар... >>
  • //  04.06.2007
Кооперация «Газпрома» и E.ON Ruhrgas вносит вклад в энергобезопасность Европы
Несмотря на негативный политический фон, коммерческие партнеры «Газпрома» в Европе по-прежнему считают это сотрудничество основой надежного снабжения своих потребителей природным газом... >>
  • //  01.06.2007
E.ON Ruhrgas создает новейшие энергосберегающие технологии
Современные научные исследования и разработки являются ключом к рациональному, безопасному и экономичному использованию ресурсов природного газа. Однако сейчас на повестке дня стоит уже не просто разработка, но освоение и внедрение на рынок наиболее экологичных и эффективных технологий использования газа... >>
  • //  01.06.2007
Влияние перепадов температуры на объемы потребления газа
Потребление природного газа в Германии в 2006 году увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 1,5%, составив 88 млрд кубометров газа, или 79 млн тонн нефтяного эквивалента... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама