N°203
07 ноября 2007
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  07.11.2007
Власть дается небом
В Москве показали «Бориса Годунова» Маттезона

версия для печати
Московская премьера «Бориса Годунова», оперы, написанной немцем Иоганном Маттезоном в 1710 году в Гамбурге, -- событие, выходящее за рамки оперной жизни. Помимо радости открытия нового для нас мира -- барочной оперы, помимо уважения перед огромным, кропотливым трудом создателей спектакля и восхищения искусством исполнителей -- питерского Оркестра Екатерины Великой и его худрука Андрея Решетина, немецкого постановщика-хореографа Клауса Амбромайта и российско-немецкого ансамбля певцов, овладевших непростым языком далекой от нас эпохи, зрелище это прекрасно тем, что заставляет задуматься о правильности существующего порядка вещей.

Первым подвергается сомнению устойчивый стереотип, согласно которому без оперы доклассической эпохи (до Моцарта) можно спокойно прожить, как мы и жили много лет. Постановка «Бориса Годунова» говорит о том, что без музыки этого времени наше представление о мире гораздо беднее, что у той эпохи нам можно много чему поучиться. Опера Маттезона, выдающегося музыканта эпохи барокко, учителя Генделя и секретаря английского посланника в Гамбурге, -- свидетельство того, как объемно мыслили барочные люди: это не просто музыкальная композиция в трех актах на русский сюжет (кстати, впервые в истории востребованный европейцами), но и ответ на изменившую политический баланс в Европе Полтавскую победу Петра Первого (1709). Историческая основа -- первые выборы в истории российского государства -- только канва для вышивки многослойного по смыслам узора. Герои оперы, с прототипами которых Маттезон, он же автор либретто, познакомился из исторических хроник, встроены в сложные и пространные комбинации, которые наш ум, воспитанный на более элементарных сюжетах, охватить целиком просто не в состоянии. Однако эти сплетения, устремленные к финальной гармонии, нужны за тем, чтобы обозначить базовые жизненные ценности: что такое власть и любовь и что управляет ходом вещей. Картина мира эпохи барокко не могла замыкаться на деяниях одного человека, пусть наделенного и высшей властью. Все, что мы имеем на земле, рассматривалось как свершающееся по воле неба, и задача человека -- понять те силы, которые движут мирозданием. Если у человека получалось соотнести свой земной путь с небом, значит, он уловил то, что мы сегодня называем смыслом жизни.

И это открытие подвергает сомнению нашу картину мира, где, кроме понятий «здесь, сейчас, со мной и во мне», будто бы ничего и невозможно. Возможно -- спокойно показывает барокко, мир устроен устойчиво и разумно, если не забывать про два важных вектора, образующих космос, -- землю и небо. Действуя, мы должны не столько удовлетворять наши все возрастающие желания, сколько быть послушными высшей гармонии. Ведь человек приходит и уходит, а мир вечен, и ничего невозможно забрать с собой -- ни богатство, ни могущество, ни власть, ни любовь.

Возникает и еще одно сомнение -- в том, что мы образованные люди. «Борис Годунов» поставлен не как обычный оперный спектакль, где главным является пение, а как архитектурно выверенная пластическая композиция, где главным является жест, наделенный энергией и смыслом: жест, движение рассказывают о том, что происходит. Однако когда перед нашими глазами разворачивается эта ясная и одновременно сложная до изысканности композиция, где действует барочный балет Анжолини и где ни один певец не поворачивается просто так, двигаясь соответственно разработанной пластической партитуре, мы лишь восхищаемся, разглядывая детали, но постичь их смысл, увы, не в силах. Догадываясь, что вся эта изобретательная моторика что-то обозначает, мы теряемся: мы видим буквы алфавита, но не можем сложить их в речь. И это ощущение собственного бессилия является едва ли не главным открытием «Бориса Годунова» Маттезона. Возможно, после этого мы задумаемся, разумно ли столь небрежно относиться к языкам других времен, воспринимая их как красивое декоративное искусство. Барокко вернулось, чтобы мы почувствовали, что мир не ограничивается нашим сиюминутным существованием.
Марина БОРИСОВА
//  читайте тему  //  Музыка


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  07.11.2007
НИКОЛАЙ КРУССЕР
Диана Вишнева и другие на сцене Михайловского театра
Петербургский Михайловский театр (многократно переименованный, самое прижившееся из его прежних имен -- Малый оперный) выпустил премьеру «Жизели»... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  07.11.2007
Две выставки известного художника Вика Мюниса
Вик Мюнис -- очень успешный американский художник бразильского происхождения. За десять с небольшим лет он сделал прекрасную карьеру. Стал знаменит, востребован... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  07.11.2007
В Москве показали «Бориса Годунова» Маттезона
Московская премьера «Бориса Годунова», оперы, написанной немцем Иоганном Маттезоном в 1710 году в Гамбурге, -- событие, выходящее за рамки оперной жизни... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  07.11.2007
Смотрите с 8 ноября на экранах Москвы
«Вторжение» (США, 2007, Оливер Хиршбигель). Четвертая -- и, увы, не самая удачная -- версия классического фильма о «Вторжении похитителей тел». В маленьком городке инопланетяне медленно и верно захватывают тела местных жителей, превращая их в послушных зомби... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  07.11.2007
Сегодня страна хоронит Игоря Моисеева
Игорь Моисеев прожил век и еще немножко -- его сердце остановилось в ночь на 2 ноября на 102-м году жизни. Когда праздновали его столетний юбилей, он был еще в форме -- из ложи Кремлевского дворца отсалютовал шеститысячному залу бокалом шампанского... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама