N°165
12 сентября 2006
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  12.09.2006
Звания -- сила
Ученые степени: какими им быть в ХХI веке?

версия для печати
Наша эпоха нанотехнологий и Интернета требует пересмотреть многие привычные вещи. Ученые степени не исключение.

В Советском Союзе было установлено две ученые ступени (степени): кандидатская и докторская. В целом они соответствовали системе организации научных исследований: монументальной, неспешной, незыблемой, при которой из научного коллектива выбывали только на пенсию или на тот свет, а занимаемая должность в храме науки (как называли академические институты, и не без оснований, должен заметить!) была более неколебима, чем положение жреца в греческом храме.

При этом название "кандидатская степень" не казалось неадекватным (как в наше время, когда кандидатами в науку все чаще остаются пожизненно, несмотря на то, что кандидатская степень приравнивается к высшей научной степени в Соединенных Штатах Америки -- Ph.D.): оно означало всего лишь, что ученый муж (так в ХХ веке именовали и женщин) не должен останавливаться на уровне "кандидата в ученые". Полноценными научными работниками считались обладатели следующей ученой степени -- докторской.

Написание докторской диссертации было своего рода священнодействием. То, что после защиты она, как правило, клалась на полку и никем не читалась, никого не удивляло. Раз защищенный, докторский манускрипт объявлялся наукозначимым на все времена -- наподобие титула победителя Олимпийский игр, которые ни в античности, ни в новое время не получают приставку "экс". Именно из-за этой неустареваемости и неустранимости ученые степени были вожделенны для всяческого начальства, включая и наивысшее -- членов политбюро.

В современном мире система ученых степеней требует пересмотра. Проблема пересмотра традиционной системы ученых степеней существует не только в России, но и в Европе, которая блюдет вековые традиции намного консервативнее, чем Америка и Россия. Проблема распадается на две: во-первых, какую систему создать, и, во-вторых, как изменить проверенную временем, чтобы ее не пришлось создавать заново, разрушив имеющуюся?

Говоря объективно, докторская диссертация в ее современном виде является анахронизмом. Тратить год (или годы) на написание докторской диссертации расточительно для общества (финансирующего эту работу) и бессмысленно для ученого. А чаще всего также и для науки. Ведь подавляющее большинство диссертаций никто после присвоения их авторам ученого звания не читает. Процесс написания докторской диссертации прерывает научный процесс у ее автора и абсолютно ничего сам по себе не дает обществу.

Кроме того, не следует забывать, что докторская степень в том виде, как она была задумана в ХVIII--ХIХ веках (так же, как членство в академиях наук), давалась за индивидуальные достижения. Получить докторскую степень, быть принятым в Королевское общество, получить звание академика за административную должность или в результате труда коллектива, работающего на начальника, в отличие от нашего времени было почти немыслимо.

В системе, отвечающей требованиям третьего тысячелетия, определяющими должны быть потребности общества и здравый смысл. Что следует исправить прежде всего? То, что не способствует научному прогрессу, расточительно и не отвечает потребностям общества.

Во-первых, несмотря на резкое увеличение числа работников умственной сферы, число монографий, которые абсолютно необходимы в эпоху технологического прогресса во всех областях, катастрофически сокращается. Их написание попросту невыгодно авторам, усилия и время материально не окупаются, а риск быть раскритикованными велик.

Во-вторых, ученые степени должны стимулировать не только и не столько копание в глубь проблемы, на которую специалист был поставлен с научного измальства научным руководителем, а движение по траектории познания. Подъем по ступеням признания ученого должен, в частности, поощрять междисциплинарные исследования.

В-третьих, ученые степени и звания должны присуждаться за индивидуальные, а не коллективные достижения. Есть вещи, которые нельзя сделать коллегиально.

В двадцатые годы прошлого века в СССР был изобретен бригадный метод сдачи экзаменов на рабфаках, почивший в бозе и высмеянный. Но не абсурд ли, что при получении ученых степеней бригадный метод (все работают на одного -- один получает за всех) является все более широко распространенной практикой на более высоком уровне, чем студенческий, при написании диссертаций. Этой аморальной реальности, обессмысливающей оценку научного уровня индивида, должен быть поставлен заслон.

Наконец, в-четвертых, новая система должна какое-то время существовать параллельно со старой -- иначе есть риск разрушить то, что восстановить будет практически невозможно. Предлагаемая в данной статье система ученых званий и почестей удовлетворяет этим критериям.

Проблема объективной оценки деятельности ученого не на первом плане. Администратор в науке -- профессия абсолютно необходимая и важная, но другая: не присуждают же звания народных артистов директорам театров и импресарио, а звание чемпиона мира по боксу -- тренерскому коллективу. У научных администраторов должны быть другие звания и другие критерии их квалификации. Звание "заслуженный работник науки", аналогичное тем, которые присуждаются деятелям культуры (деятелям, а не творцам, не собственно созидателям!) для руководителей институтов, являющихся блестящими менеджерами, но (уж коли так случилось) посредственными учеными (повторяю: профессии это разные), представляется оптимальным. Руководитель науки является многоборцем. Он должен понимать и в науке, и в менеджменте, и в дипломатии, и в финансах, но не обязательно (подобно многоборцам в спорте) показывать высшие показатели во всех этих видах. Отдавать наивысшие ученые почести по должности хуже чем аморально: эта практика создает в обществе крайне неуважительное отношение к титулам, что опасно и для общества, и для науки.

Другая сторона медали -- при распределении грантов все большую роль играют не объективные показатели уровня исследования, а принадлежность к тому или иному клану. Научные банды не менее опасны и наглы, чем любые другие. Все это делает введение объективных критериев уровня достижений ученого (каковыми докторская ученая степень и даже звание академика в общественном сознании быть перестали) абсолютно необходимым. Но как это сделать?

Недавно один из выдающихся российских ученых высказал интереснейшую идею: в дополнение к существующим критериям оценки достижений отечественных ученых при продвижении по службе, распределении грантов и пр. учитывать индекс цитирования их трудов в реферируемых журналах. Блестящая мысль! Ведь увеличить индекс цитирования самого себя можно, только улучшив качество публикаций, став действительно признанным во всем мире ученым. Индексы цитирования издаются на Западе, подделать или организовать их административно практически нереально. Это объективный показатель.

Но в таком случае естественно сделать еще один шаг: присваивать ученые звания по достижении определенного уровня в индексе цитирования тем или иным специалистом. При этом должны быть введены градации и адекватные титулы, каковых представляется оптимальным сделать три: национально признанный доктор, международно признанный доктор, всемирно признанный доктор. И присуждать их вообще без защиты -- автоматически, по достижении определенного уровня. Учреждение соответствующих нагрудных знаков с вручением соответствующих дипломов представляется естественным.

Вручение регалий разумно осуществлять торжественно, например, звание всемирно признанных докторов может присваиваться "дуайеном науки"-- тем, у кого наивысший рейтинг в той или иной области в стране или в мире. Специалисты, лидирующие в рейтинге в той или иной области, автоматически должны вводиться в комиссии по распределению грантов и определению ключевых направлений исследований как в масштабах страны, так и в масштабах научно-исследовательских учреждений. А сто (или, например, 137 -- мировая константа, постоянная Ридберга) ученых, имеющих наивысший рейтинг в России и в мире, могут образовать Российскую академию познания ( Почетный легион знаний) -- с одновременным получением пурпурной мантии, почетного знака и парчовой ленты через плечо.

Делать это надо так, чтобы церемония была зрелищна и транслировалась на весь мир: например, в Константиновском дворце, в Государственном Эрмитаже в самую длинную белую ночь или в Кремле. Такие ежегодные форумы послужили бы не только престижу отечественной науки, но и способствовали бы возвращению России в научно-технологическую элиту мира. Организационные детали могут и должны обсуждаться. Но целесообразность введения ученой степени (или же нескольких степеней) в соответствии с индексом цитирования того или иного ученого представляется попросту необходимой.

Теперь о других невеселых реалиях: несоответствии степени "кандидат наук" мировым нормам, резком уменьшении числа монографий и неэффективности времени, затраченного на написание докторских. Эти три проблемы могут быть решены одновременно.

Во-первых, предлагаю переименовать кандидатскую степень в докторскую. Во-вторых, для того, чтобы уважение к уже существующим докторам наук сохранилось, назвать их немного иначе, но не менее звучно, например доктор-профессор (двойные титулы существуют в некоторых странах Европы). Но дальнейшую защиту докторских диссертаций, начиная с определенной даты прекратить.

Вместо этого целесообразно ввести экспертную ученую степень -- за написание монографии. Право на поддерживаемое государством написание монографии с гарантированными гонораром и тиражом (например, тысяча экземпляров, которые будут разосланы по библиотекам всех стран, и, стало быть, система будет заведомо окупаться) должно предоставляться ученым, достигшим в данной области определенного рейтинга. При этом междисциплинарные исследования, а также монографии в быстро развивающихся областях, устаревающие за несколько лет, должны поощряться особо. Предложенная соискателем тема должна быть утверждена сотней ученых страны или мира, имеющими наивысший рейтинг в данной области (если положительно выскажутся более половины откликнувшихся на запрос).

Таким образом, автор заявляет о себе действительно как об эксперте в той или иной области: широкой или узкой, традиционной или междисциплинарной. "Эксперторантура" может быть оплачена наподобие того, как это делается сегодня в докторантуре, но в отличие от последней такие затраты окупятся сторицей. И для ученого, который таким образом заявляет о себе как об эксперте, и для страны, и для мирового сообщества.

Система оценки монографий может быть сделана столь же объективной, как и индекс цитирования. Ученая степень за ее написание может присуждаться не только и не столько ученым советом института, но соответственно отзывам находящихся на вершине рейтинга в соответствующей области коллег (объективный аналог ВАК).

Ученые степени, основанные на индексах цитирования (коих предлагается три), и параллельно -- экспертная ученая степень, вне всякого сомнения, послужат не только интересам науки, но и интересам России. Они никак не ущемляют существующей системы и ничего не разрушают: в течение определенного времени они могут присуждаться параллельно с докторскими диссертациями в их нынешнем виде, пока последние не вымрут естественно, как динозавры.

Организованные в международном масштабе система «эксперторантуры» и присуждения званий, основанных на индексах цитирования, будут способствовать привлечению инвестиций и грантов, возрождению интереса к российскому интеллекту, повышению уровня российской науки и технологий. А в конечном итоге российскому интеллектуальному и экономическому возрождению.

При поддержке Министерства образования и науки, Российской академии наук и администрации президента России, при участии российских ученых во всем мире и наших нерусскоговорящих коллег предлагаемая система может быть создана и начать эффективно функционировать в течение года.
Юрий МАГАРШАК, профессор, Нью-Йорк-Москва


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  12.09.2006
AP
Чеченское руководство написало план экономической независимости республики
В минувшее воскресенье чеченский Фонд имени Ахмата Кадырова приступил к восстановлению селения Бамут в Ачхой-Мартановском районе Чечни. Бамут был практически полностью разрушен во время двух войн, и его жители обитают в основном в палатках, в полуразрушенных домах, в домах соседних селений, а то и вовсе в Ингушетии... >>
//  читайте тему:  Ситуация в Чечне
  • //  12.09.2006
Ученые степени: какими им быть в ХХI веке?
Наша эпоха нанотехнологий и Интернета требует пересмотреть многие привычные вещи. Ученые степени не исключение... >>
  • //  12.09.2006
Reuters
Российские гидросамолеты устанавливают мировые рекорды, но не запускаются в серийное производство
Несмотря на весьма громкое название мероприятия -- шестая Международная выставка и научная конференция по гидроавиации «Гидроавиасалон», это авиашоу и по выставочным площадям, и по количеству участников не может претендовать на масштабность и тем более сравниться с шоу той же тематики в Фарнборо или Ле-Бурже... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама