N°153
24 октября 2000
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
  ПОИСК  
  • //  24.10.2000
Непокоренные вершины
В Петербурге закончился баховский фестиваль

версия для печати
Международный фестиваль «Бах--Мендельсон: преемственность традиций» стал самой крупной культурной акцией Петербургской филармонии, предпринятой за последние годы. Музыкальные приношения скромному лейпцигскому кантору в год 250-летия его смерти оказались разнообразны и щедры. «Страсти по Матфею», Высокая месса и Магнификат Баха, оттененные величественной ораторией «Илия» Феликса Мендельсона -- хрестоматийного пропагандиста баховской музыки -- составили стержень фестивальной программы, вокруг которого сгруппировалось несколько камерных концертов.

Организовать исполнение четырех крупных ораториальных сочинений, требующих участия большого хора, оркестра и виртуозных солистов, -- в наше время дело непростое, требующее незаурядных усилий и немалых финансовых ухищрений. С этой сложной задачей филармония справилась в тесном сотрудничестве с Гете-институтом и генконсульством ФРГ, проведя прежде аналогичный фестиваль в городах Германии.

Когда в октябре фестиваль переместился в Питер и вызвал настоящие аншлаги, выяснилось, сколь сильно тут востребована музыка Баха. Ведь звучит она до обидного редко: раза два в год Григорий Соколов сыграет несколько прелюдий и фуг -- и практически все. Основная причина небрежения баховской музыкой очевидна. Это невладение барочным стилем исполнения, без которого сейчас выходить с Бахом на концертную сцену -- дурной тон.

Баховский фестиваль в этом смысле оказался вполне на уровне. Немецкий дирижер Лео Кремер (уже пять лет успешно работающий с Камерным составом питерской «Заслуги») помог привезти три немецких хора (из земли Саар и города Шпайера) и отобрал в Германии солистов, поднаторевших в исполнительстве баховско-генделевского репертуара.

Контрастом к ним были наши музыканты, участвовавшие в заключительном концерте фестиваля (кантата №21 -- Ich hatte viel Bekummernis и Магнификат). Приглашенные из Мариинки тенор Евгений Акимов, сопрано Ольга Кондина и альт Злата Булычева категорически не справлялись с изощренными фиоритурами и протяженными фразами баховских арий, требующих экономного дыхания и инструментально точного интонирования. Они терялись в ритмических лабиринтах и пели невпопад. Лишь великий бас Мариинки Геннадий Беззубенков оказался на высоте -- видимо, сказалась давняя привычка к капелльскому и церковному пению. Да Академический симфонический оркестр Александра Титова и консерваторский хор продемонстрировали имеющийся в городе неплохой потенциал для исполнения такого рода музыки.

Однако основная часть фестиваля все же проходила при количественном преимуществе немецких гастролеров. Питерский камерный хор Lege artis (художественный руководитель Борис Абальян) составлял тут лишь четвертую часть общей хоровой массы. Довольно качественно были озвучены плакатные библейские фрески «Илии», слепленные Мендельсоном по лучшим баховско-генделевским калькам. Справился интернациональный коллектив, ведомый Лео Кремером, и с Высокой мессой.

Но «Страсти по Матфею» -- самое первое, собравшее рекордное количество публики, событие фестиваля -- так и остались непокоренными. Ни немецким, ни питерским музыкантам они оказались не под силу. В течение 3 часов 40 минут музыки зал пустел и редел. Слушатели покидали свои места прямо во время исполнения -- так было скучно. Баховская партитура распадалась на цепь малосвязанных между собою эпизодов. Оркестр играл вяло и равнодушно. Хоры бормотали какую-то невнятицу. А молодой тенор Матиас Ретнер, из последних сил выводивший сложнейшую партию Евангелиста, то и дело срывался на петушиный фальцет. Ложкой меда в этой бочке дегтя били лишь Андреа Ройтер, обладательница нежного и гибкого соловьиного сопрано, и великолепный бас Зигмунда Нимсгерна.
Гюляра САДЫХ-ЗАДЕ, Санкт-Петербург

  КУЛЬТУРА  
  • //  24.10.2000
За четыре года Московский дом фотографии сумел сделать ее национальным достоянием
Московский дом фотографии отметил свой четвертый день рождения небольшой выставкой в Московском центре искусств на Неглинной. Было не особенно торжественно - как-никак не юбилей, а рядовая годовщина. При этом собравшиеся недоверчиво спрашивали друг друга: «Неужели прошло только четыре года?» Сегодня кажется, что Дом фотографии в Москве был всегда. >>
  • //  24.10.2000
Появились сентябрьские книжки журналов "Звезда" и "Октябрь". В "Звезде" публикуется подборка новых рассказов Людмилы Петрушевской - написанных, впрочем, по старым, давно апробированным фирменным рецептам. А вот "Октябрь" можно поздравить с удачей: рубрикой прозаика из Екатеринбурга Ольги Славниковой "Терпение бумаги". >>
  • //  24.10.2000
Открылась выставка шведского художника Яна Хофстрема
«Внутренняя станция» - выставка камерная и не амбициозная. Потому она хорошо смотрится в лабораторном пространстве Института современного искусства (бывшая мастерская Ильи Кабакова). В отличие от музейных или протокольных выставок здесь видишь фрагмент повседневности современного западного искусства. >>
  • //  24.10.2000
В Петербурге закончился баховский фестиваль
Международный фестиваль «Бах-Мендельсон: преемственность традиций» стал самой крупной культурной акцией Петербургской филармонии, предпринятой за последние годы. Музыкальные приношения скромному лейпцигскому кантору в год 250-летия его смерти оказались разнообразны и щедры. >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ