N°210
16 ноября 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  16.11.2009
Дети генерала Шмидта
16 ноября 1941 года немецкими оккупационными властями была официально создана Локотская волость, менее чем через год преобразованная в так называемое Локотское окружное самоуправление. Изначально его власть распространялась лишь на Локотскую волость, которая впоследствии была реорганизована в район, затем уезд, с присоединением к нему территорий Навлинского и Комарического районов Орловской области и Дмитровского района Курской области. В июле 1942 года был образован Локотский особый округ, включавший в себя несколько районов Орловской и Курской областей. Вся полнота власти здесь официально принадлежала органам местного самоуправления, курировавшимся немецким специальным штабом, в состав которого входили офицеры вермахта, абвера и службы безопасности СД, а также немецкими комендатурами. В последнее время стала популярной дискуссия, кем были наши соотечественники, сотрудничавшие в годы Великой Отечественной войны с германскими оккупационными властями или служившие в вооруженных формированиях, созданных фашистской Германией, -- героями, восставшими против сталинского режима, или изменниками Родины. Локотское окружное самоуправление -- один из наиболее часто упоминаемых примеров в этой историко-политической дискуссии. В Центральном архиве ФСБ России находятся документы, позволяющие реконструировать картину происходившего на этой территории.

«Сдать оружие и пройти перерегистрацию»

В середине августа 1941 года в Орловскую область, включавшую тогда значительные территории нынешних Брянской, Калужской и Курской областей, вошли немецкие войска. В конце сентября 1941 года немецкое командование, перегруппировав силы, начало операцию «Тайфун», имевшую целью захват Москвы. 2-я танковая группа под командованием генерал-полковника Гейнца Гудериана (германский военачальник, генерал-полковник, с июня 1940 года командующий 2-й танковой группой, с октября 1941 года -- 2-й танковой армией на советско-германском фронте), пробив на левом фланге Брянского фронта широкую брешь, ринулась к Москве. 3 октября немецкие подвижные соединения практически без боя заняли Орел. 4 октября 1941 года после скоротечного боя немецкие войска вошли в поселок Локоть -- центр Брасовского района Орловской области. Не задерживаясь, они двинулись на Тулу, и несколько дней Брасовский районный центр оставался без какой-либо власти, а 11--14 октября на стенах домов в Орле и населенных пунктах Орловской области появились листы с текстами первых приказов немецкого военного коменданта: «Всем сдать оружие, кто не сдаст -- будет расстрелян. Все должны пройти перерегистрацию. Граждане немецкого происхождения обязаны зарегистрироваться для несения охранной службы».

В условиях сложившегося безвластия функции самопровозглашенного старосты Брасовского района принял на себя преподаватель физики Локотского лесохимического техникума Константин Воскобойник (до войны был судим за деятельность в незаконном вооруженном отряде, три года провел в исправительно-трудовом лагере). Стремясь придать своей власти легитимный характер, Воскобойник получил у командования немецкой части, проходившей через Локоть, удостоверение о своем назначении старостой Брасовского района. Оккупанты разрешили Воскобойнику сформировать новые органы местного самоуправления, и он с энтузиазмом приступил к реализации намеченного плана. Воскобойник решительно взялся за установление «нового порядка», пресекал любые возражения и применял жесткие репрессивные меры. В части помещений Локотского конезавода была оборудована тюрьма, камеры которой никогда не пустовали. Расстрелы и повешения неугодных проводились регулярно.

На должность заведующего приемной Воскобойник назначил главного инженера Локотского спиртзавода Бронислава Каминского (до войны он подвергался административным и партийным взысканиям, высылался из Ленинграда, работал в Челябинской области и лишь в 1940 году перебрался в Локоть). Каминскому поручили работу с населением: разбор писем, рассмотрение жалоб и заявлений. Фактически он стал заместителем Воскобойника. В ноябре 1941 года в администрации района появился Степан Мосин -- бывший директор неполной средней школы в Суземском районе. В сентябре 1941 года он был мобилизован в Красную армию, но спустя месяц дезертировал и вернулся в Брасово. В районной управе Мосин стал заместителем начальника приемной.

Примечательный факт: судя по документам из Центрального архива ФСБ России, среди сотрудников администрации Локотского округа, приступивших к строительству «нового порядка», было много тех, кто еще недавно активно укреплял советскую власть, -- ответственных работников райисполкомов, членов бюро райкомов, председателей колхозов и сельсоветов, руководителей промышленных предприятий, директоров и преподавателей школ.

Борьбе за «новую Россию» требовалось придать идеологическое обоснование, и поэтому в конце ноября 1941 года Воскобойник обнародовал манифест Народной социалистической партии «Викинг», в котором предусматривалось уничтожение коммунистического и колхозного строя, наделение крестьян пахотной землей и приусадебными участками, развитие частной инициативы и «беспощадное уничтожение всех евреев, бывших комиссарами». (В дальнейшем, в полном соответствии с гитлеровской расовой теорией, на территории самоуправления стали уничтожать всех без исключения советских граждан этой национальности.)

Однако немецкое военное командование не намеревалось создавать на оккупированных территориях ни политических партий, ни новых государственных образований и партийную инициативу Воскобойника не поддержало. Фашистские руководители открыто заявляли, что завоеванные ими государства должны быть ликвидированы, а население частично порабощено, частично уничтожено. Еще 16 июля 1941 года на совещании с руководителями фашистского рейха Гитлер, рассказывая о целях в войне против Советского Союза, подчеркнул, что речь идет о занятии района, наведении в нем порядка и установлении безопасности. Для этого будут осуществляться все необходимые меры -- расстрелы, выселения и т.п.:

«Создание военной державы западнее Урала никогда не должно снова стать на повестку дня, хотя бы нам для этого пришлось воевать сто лет. Империя лишь тогда будет в безопасности, если западнее Урала не будет существовать чужого войска. Защиту этого пространства от всяких возможных опасностей берет на себя Германия».

"Грабили все, кто мог"

В ночь на 8 января 1942 года партизаны совершили внезапный налет на Локоть, в ходе которого был убит Воскобойник. Ответной мерой стал расстрел семи заложников, обвинявшихся в связях с партизанами. Каминский, приняв на себя обязанности районного старосты, издал приказ о всеобщей мобилизации мужского населения Брасовского района от 18 до 50 лет. Мобилизация, проводившаяся под угрозой расстрела, прошла быстро. Созданные отряды по борьбе с партизанами Каминский назвал бригадой милиции, а себе присвоил звание «комбриг милиции». После нескольких удачных операций против партизан в марте 1942 года Каминский был вызван в Орел к командующему 2-й танковой армией генерал-полковнику Рудольфу Шмидту, в зоне ответственности которого находились оккупированные территории Орловской области. Пообщавшись с Каминским, Шмидт издал приказ об образовании Локотского уездного самоуправления в составе Брасовского, Навлинского, Суземского, Комаричского и Севского районов Орловской области, а также о назначении Каминского обер-бургомистром и начальником вооруженных отрядов. Воодушевленный приемом у генерала Шмидта Каминский возвратился в Локоть, сразу вызвал к себе Мосина, назначил его заместителем по гражданским делам и поручил организовать администрацию самоуправления и органы власти в районных центрах, волостях и селах.

Мосин с энтузиазмом приступил к выполнению порученного дела, приняв за основу советский принцип районирования, т.е. оставил границы районов по состоянию на 1929 год, когда была завершена административно-территориальная реформа. Районы делились на волости примерно в тех границах, которые существовали до реформы. В каждую волость входило несколько сел и деревень с их земельными угодьями и приблизительно 10 тыс. человек. Во главе районов стали назначенные Каминским бургомистры, в волостях -- старшины. Лишь на низшем уровне -- в селах и деревнях -- население выбирало старост, кандидатов рекомендовало уездное самоуправление, иногда были «самовыдвиженцы». Этим сразу же воспользовались партизаны и стали продвигать на выборные должности своих кандидатов.

О том, как проходило формирование органов самоуправления, рассказал сам Мосин на следствии после освобождения советскими войсками оккупированных территорий:

«Немецкие власти всячески поощряли проводимую нами работу в их пользу. Нам это льстило, и мы стремились к еще большей активной борьбе против советского государства. Стремление к власти и желание выслужиться перед немцами толкало нас к различным изощренным методам и действиям, лишь бы это шло в угоду немцам. О доверительном отношении к нам со стороны немецких оккупационных властей может свидетельствовать факт преобразования в июле 1942 года Локотского уезда в самостоятельный административный округ, состоявший из Брасовского, Навлинского, Комаричского, Севского, Суземского, Михайловского, Дмитриевского и Дмитровского районов».

Помимо идеологии, создания новых структур власти и борьбы с партизанами локотское самоуправление занималось и экономическими вопросами. Пахотная земля была поделена по едокам. Каминский сделал попытку вернуть раскулаченным до войны хозяевам принадлежавшее им недвижимое имущество, в частности мельницы. Однако Мосин категорически возражал против такой «приватизации» и сумел за счет бюрократических проволочек заморозить эту инициативу: крестьянский капитализм ему не импонировал.

Кстати, никакое национализированное советской властью имущество не возвращалось прежним хозяевам -- экономический уклад самоуправления не имел ничего общего с дореволюционным. Основной денежной единицей на территории округа был советский рубль. Бюджет округа складывался из налогов на население. Денежный налог брали с построек, всех видов сельхозпродуктов, скота, птицы и ручного промысла. В среднем с каждого хозяйства ежегодно получалось около 600 руб., кроме того, брали страховку от пожара, но погорельцам компенсация не выплачивалась. Все эти бюджетные средства официально шли на нужды самоуправления и содержание полицейских отрядов, фактически же становясь «вотчиной» руководства самоуправления и его немецких покровителей. Из свидетельских показаний жителей Локотского округа:

«Грабили население все, кто мог, начиная от рядового полицейского и кончая самим Каминским. За время существования бригады Каминского было истреблено только одного рогатого скота 5000 голов, не меньше, плюс к этому уведено в Германию около 4000 голов, не считая свиней, овец и птицы. Скот и птицу главным образом отбирали у семей партизан и лиц, связанных с ними. Обычно когда становилось известно о том, что тот или иной житель деревни находится в партизанском отряде или помогает им, то его семья подвергалась ограблению, забирали все: скот, птицу, продукты и даже одежду. Все вещи, награбленные у населения, хранились в специальном складе у Каминского, который выдавал их своим приближенным».

"Помощь дружественного германского народа"

Руководители Локотского округа считали, что воспитание граждан «новой России» надо начинать со школьной скамьи. Характерно, что для «правильного обучения» в школах Локотского округа из образовательных программ был исключен курс «история», а предмет «география» свелся к изучению природно-климатических условий стран и континентов. Из школьных библиотек была изъята вся общественно-политическая литература.

Руководство Локотского округа уделяло большое внимание агитпропу. С конца марта 1942 года в Локте на базе типографии довоенной газеты «Брасовский коммунар» стал издаваться еженедельник «Голос народа». В газете печатались приказы обер-бургомистра и его заместителя, сводки о положении на фронте, жизни Локотского округа, «борьбе с партизанщиной», публиковались приговоры суда, открытые письма к партизанам с призывом переходить на сторону «новой власти», сообщалось о служебных перемещениях, награждениях и пр. Размещались также статьи о выдающихся деятелях русской культуры -- Державине, Островском, Горьком. И в качестве обязательной политической инъекции -- передовицы о неизбежности победы Германии над Советским Союзом. Об этом бывшие функционеры Локотского округа подробно рассказали на следствии:

«Каминский говорил, что после окончания войны в пользу немцев в России будет создано русское национальное правительство, в котором немцы обещают предоставить нам министерские посты. Каминский даже в своих официальных выступлениях, опубликованных в газете «Голос народа», Локотский округ называл государством. Мы уже тогда воображали, что являемся государственными деятелями будущей "новой России" с фашистскими порядками и законами гитлеровской Германии».

Постепенно Каминский вернулся к идее Воскобойника -- образованию политической партии. Немцы на этот раз решили не перечить этой затее -- обстановка требовала задабривания коллаборантов. В конце марта 1943 года был сформирован оргкомитет, который приступил к разработке устава, программы и структуры партийных органов. Программа включала в себя четыре основных положения: «1. Свержение кровавого большевистского строя в России. 2. Создание суверенного государства, объединяющего народы России. 3. Признание за отдельными национальностями России, созревшими к самостоятельному существованию, права на самоопределение. 4. Путем создания в новой России справедливого социального трудового строя ликвидировать искусственно созданную большевиками классово-сословную рознь».

Во введении к программе партии торжественно провозглашалось:

«Война с Германией с одной стороны и политика в этой войне сталинского правительства -- с другой привели страну к полному обнищанию, к полному уничтожению всех производительных сил страны... В такой тяжелой обстановке приходит к власти Русская Народная национал-социалистическая партия. Она берет на себя ответственность за судьбы Великого Русского Народа и Русского Государства. Она верит, что наша Родина воскреснет и станет цветущей... Она помнит помощь дружественного германского народа, освободившего Россию от варварского сталинского ига, и уверена в дальнейшей помощи великого германского народа с ее испытанной в боях дружественной нам по духу и идеям Народной национал-социалистической партией и ее бессмертным руководителем Адольфом Гитлером».

Членом партии мог стать любой человек, достигший 18-летнего возраста (только не еврей), признающий ее программу, без различия пола, вероисповедания, политических убеждений, социального происхождения и прошлой политической деятельности. Партия строилась по централизованному принципу, высшим органом был съезд, затем -- центральный организационный комитет, областные, районные и низовые партийные организации. Бюджет складывался из вступительных и членских взносов.

Впрочем, работа по строительству партии, проводившаяся в Локте, ограничилась принятием программы и устава, поскольку с мая 1943 года Каминский и его подручные готовились к эвакуации -- реальность была не на их стороне, надежды на победу Гитлера таяли с каждым днем. Каминский был вынужден переместиться в Лепель, и лишь в октябре 1943 года работа по партийному строительству продолжилась. С ноября 1943 года после нескольких переименований партия стала называться «Национал-социалистическая трудовая партия России» (НСТПР). В партию в обязательном порядке вступили все руководящие работники самоуправления. Максимальное количество членов НСТПР -- 400 человек. Но несмотря на успехи в прогитлеровском партстроительстве и ужесточение внутреннего карательного режима -- массовые расстрелы «в связи с активными действиями партизан и частей Красной армии», стали обычным делом, -- ситуация менялась не в пользу локотских самоуправленцев. Каминскому и Мосину было о чем беспокоиться.

От Локтя до Праги

О том, как германские пропагандисты оценивали своих противников в СССР, красноречиво свидетельствует попавшая в руки партизан брошюра для занятий с личным составом германской армии «Политические задачи немецкого солдата в России в свете тотальной войны». В разделе «Русский человек» авторы подчеркивали: «Нельзя отрицать талантливости русского народа. Одной из характерных черт русских является выносливость, непонятная для немцев. Русский привык переносить страдания с фанатичным трепетом. Если же чаша переполнена, русский восстает и долгое терпение разражается с бешеной, безумной силой. Они готовы на жертвы и являются храбрыми бойцами».

Начиная с февраля 1942 года советские самолеты доставляли на партизанские аэродромы Орловской области специалистов по партизанской войне, оружие, боеприпасы, медикаменты, почту, вывозили раненых. В мае 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения, а в июне -- Орловский штаб партизанского движения, координировавший деятельность 84 партизанских отрядов и групп (13 804 человек). Кроме того, в населенных пунктах, освобожденных партизанскими отрядами, было организовано 199 групп самообороны (11 900 человек).

Для борьбы с партизанами Каминский сформировал административный отдел, который руководил отрядами полиции. Во всех населенных пунктах, находившихся близи лесных массивов, были созданы полицейские заставы, которые следили за появлением партизан, задерживали их и расстреливали. Задержанными партизанами занимался отдел юстиции Локотского округа. Разработанный специальный кодекс, первоначально состоявший из 45 статей, а затем расширенный до 150, предусматривал для партизан и лиц, связанных с ними, одну меру наказания -- смертную казнь.

Командование 2-й германской танковой армии, опасаясь за свой тыл, поставило перед обер-бургомистром задачу очистить леса от партизан и обеспечить охрану тыла и коммуникаций, по которым шло снабжение фронтовых войск. Каминский получил стрелковое вооружение (около 600 винтовок и 60 пулеметов) и боевую технику, немецкое обмундирование, продовольствие по нормам немецких фронтовых частей и денежное содержание.

Наскоро сформированные полицейские отряды и группы самообороны не могли в полной мере решать задачи, поставленные генералом Шмидтом. Летом 1942 года Каминский переформировал все отряды самообороны в 15 стрелковых батальонов, создал кавалерийский эскадрон, зенитный и бронетанковый дивизионы. В январе 1943 года эти подразделения были сведены в пять полков, составивших бригаду РОНА -- Русской освободительной народной армии. (Все командиры бригады РОНА обязаны были стать членами НСТПР). Максимальная численность бригады достигла 12 тыс. человек, а на ее вооружении состояли винтовки, автоматы, станковые и ручные пулеметы, орудия и минометы, танки, броневики и автомашины.

Для поддержания связи с немецким командованием при бригаде РОНА был создан специальный штаб, который организовывал и контролировал проведение боевых операций в интересах и по прямому приказу германского военного командования.

Каминцы выступали в качестве проводников и разведчиков, наводя карателей на партизанские лагеря и группы ушедших в лес мирных жителей, проводили окончательную зачистку местности. О «самоуправлении» вспоминали все реже и реже -- локотские функционеры стали уже незавуалированными подручными гитлеровцев в борьбе против собственного народа.

В документах Центрального архива ФСБ России есть информация о том, что бригада РОНА приняла активное участие в операции «Цыганский барон», когда немецкое командование решило очистить от партизан свои тыловые районы и обезопасить коммуникации в преддверии Курской битвы. Немецкое командование выставило силы, вдвое превышавшие численность партизан. В первую очередь использовались подразделения, обученные ведению боя в лесах и на болотах, а в «подручных» формированиях служили местные жители, хорошо знавшие район предстоящих боевых действий.

Бои шли несколько недель. Партизаны понесли большие потери, но сумели прорвать кольцо блокады. Вместе с ними вышла из окружения часть мирных жителей. Остальных -- свыше тысячи человек, в основном стариков, женщин и детей -- немцы объявили партизанами и вывезли на станцию Брасово, где был организован лагерь. В дальнейшем некоторые из них были отправлены в Германию, а остальные расстреляны. Всего на территории Брянской и Витебской областей в 1941--1943 годах бригада РОНА уничтожила более 10 тыс. советских граждан, заживо сожгла 203 человек. Гитлеровские пособники полностью сожгли 24 деревни и 7300 колхозных дворов, разрушили 767 общественных и культурных учреждений. Общий убыток составил более 900 млн рублей.

Бригада РОНА испытывала недостаток командных кадров. Каминский неоднократно просил немецкое руководство подобрать ему офицеров из числа советских военнопленных. Но желающих служить немцам было немного. Среди бойцов бригады Каминского все чаще стали появляться лица, осознавшие, что допустили ошибку, поступив на службу к оккупантам. Зимой 1942/43 года на сторону партизан и Красной армии перешло более тысячи человек из бригады Каминского. Часть из них предварительно уничтожила немецкие гарнизоны, склады боеприпасов и вооружения.

В феврале 1944 года бригада стала называться «передовой штурмовой бригадой РОНА». В августе того же года, когда Локотского округа уже не существовало, сводный полк бригады РОНА в количестве 1600 человек принял активное участие в подавлении Варшавского восстания, в ходе которого даже по сравнению с нацистскими формированиями отличился жестокостью, широким размахом грабежа и убийств. Характерный пример: у каждого бойца сводного полка РОНА после возвращения имелось до 15--20 золотых часов. Зверства сводного полка РОНА под командованием штурмбанфюрера СС Ивана Фролова в подавлении Варшавского восстания 1944 года стали последней каплей, переполнившей чашу терпения даже немецкого командования. Карьера Каминского и его «передовиков» закончилась закономерно: по приказу обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Баха-Зелевского они были расстреляны. Бойцам бригады РОНА сообщили, что они погибли в партизанской засаде.

После этого бригаду РОНА расформировали. С октября 1944 по март 1945 года в районе города Мюнзинген оставшиеся подразделения РОНА были переформированы и включены в состав 600-й дивизии Русской освободительной армии (РОА). В апреле 1945 года 600-я дивизия РОА занимала оборону против наступавших частей Красной армии на западном берегу Одера, в первых числах мая 1945 года была переброшена в местечко Кузоед (Чехословакия), приняла участие в подавлении Пражского восстания, а затем сдалась американцам. Большинство командного состава бригады в дальнейшем было передано в СССР.

Решением Военной коллегии Верховного суда СССР от 30--31 декабря 1946 года Степан Мосин и его единомышленники -- руководители карательных подразделений Иван Фролов, Михаил Васюков и Федор Захарцов -- были приговорены к расстрелу, остальные -- к различным срокам заключения.

Героизация «локотской альтернативы» актуальна лишь для тех, кто, выбирая между Сталиным и Гитлером, выбрал последнего и склонен оправдывать этот выбор. Точку в дискуссии на эту тему поставил Нюрнбергский трибунал.
Василий ХРИСТОФОРОВ, доктор юридических наук

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

Самая вкусная икра красная лососевая на сайте caviar-black.ru. Доставка икры по Москве.

Северный Кипр Коршунов. Купите выгодно недвижимость у средиземного моря.
  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  16.11.2009
16 ноября 1941 года немецкими оккупационными властями была официально создана Локотская волость, менее чем через год преобразованная в так называемое Локотское окружное самоуправление... >>
//  читайте тему:  Исторические версии
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама