N°198
27 октября 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  27.10.2009
«Потребитель должен иметь выбор»
Мода на open source начинает угасать, считает Николай ПРЯНИШНИКОВ, президент Microsoft в России. По его мнению, на государственном уровне при всей заманчивости использования программного обеспечения с открытым кодом следует соблюдать технологический нейтралитет. О специфике работы Microsoft на отечественном рынке, о ситуации с дистрибуцией продуктов компании г-н Прянишников рассказал нашему корреспонденту.

-- Вам приходится руководить компанией в непростое время: государство явно нацелилось поддерживать open source (открытое программное обеспечение). У постороннего наблюдателя может даже сложиться впечатление, будто поддержка эта прямо нацелена против Microsoft.

-- Во-первых, мы видим задачу укрепления отношений с правительством в том, чтобы стать его настоящим стратегическим партнером. И двигаемся в этом направлении достаточно успешно. Даже за мои девять месяцев (Николай Прянишников назначен президентом Microsoft в России 1 января 2009 года. -- Ред.) я много раз встречался с министрами, губернаторами. Мы просто слушаем друг друга и развиваем партнерские отношения. Понятно, что это требует от Microsoft и усилий, и инвестиций. С целью повышения доверия к нам мы развиваем программу открытия кодов для их проверки уполномоченными органами. Только что передали «семерку» (Windows 7. -- Ред.). Планируем расширить состав передаваемых на экспертизу продуктов. Думаю, эти шаги нам очень помогут.

Что касается open source, то все страны так или иначе проходили увлечение этим. Нормально, когда есть выбор, и выбор этот остается за потребителем, а государство остается на позиции технологической нейтральности. Это оптимальная модель, которая проверена временем. Те, кто делал какой-либо крен -- либо в сторону проприетарного ПО, либо в сторону открытого, -- получали, как правило, негативные последствия.

И та и другая модель имеет свои преимущества и недостатки. В каких-то случаях достаточно открытого ПО, а в каких-то без проприетарного не обойтись. Надо считать, кроме того, общую стоимость владения. Учитывать, есть ли у нас разработчики, есть ли структуры, которые обеспечат поддержку открытого кода. Мы считаем, что правильна политика технологической нейтральности. А мы готовы активно конкурировать, предлагать свои услуги, делать лучшие продукты. В трудах завоевывать место под солнцем.

То, что, по нашим ощущениям, произошло за последнее время, заключается вот в чем. Конечно, идея преференций open source -- это очень простая идея. Многие политики ее использовали. В Мюнхене, Барселоне, Лондоне. В принципе это ничем не закончилось. Это дает мне основания полагать, что и у нас масштабного проекта не получится. Потому что примеры других стран показывают: сначала есть всплеск интереса, потом оказывается, что все это сложно и получается дороже.

Стоит ли нам проходить это в России? Я думаю, не стоит.

Надо иметь политику нейтральности. Для каких-то ниш подойдет open source, и пусть он получит свой процент распространения в России. В какой-то степени мы в этом заинтересованы. Это выглядит очень хорошо. Для непонимающего человека. Программные продукты открыты, бесплатны, почему бы их не использовать? Но когда разберешься глубже, видишь, что для сложных задач open source трудноприменим. Но для каких-то задач -- вполне. Мы считаем, что не нужно ни с чем бороться. Потребитель -- и из госструктур, и из частных компаний -- должен иметь выбор. Такова наша позиция.

Какое-то время был очень большой подъем интереса к open source. Сейчас, по моей информации, он начинает угасать. Люди в правительстве имеют очень разумную позицию: политика технологической нейтральности в России должна остаться.

-- Действительно? Есть понимание этого?

-- Да. Иное было бы опасной тенденцией, потому что государственная поддержка open source тоже основана на бизнес-интересах. Тут можно получить бюджетные деньги или создать «свои» структуры, которые -- и только они -- обеспечивали бы поддержку открытых программных продуктов. Для кого-то это неплохая бизнес-модель (и это тоже, кстати, было в других странах). Такая перспектива присутствует, и меня это волнует. Но мы не собираемся ломать копья. Мы видим задачу в том, чтобы убеждать в правильности политики технологической нейтральности и в достоинствах наших продуктов.

-- Вас устраивает состояние канала сбыта продуктов Microsoft в России? Дистрибьюторы в конкуренции друг с другом то снижают цены, то повышают... Нормально ли это?

-- Надо понимать, что Microsoft продает свои продукты через широкие и разные каналы. Это и LAR (Large Account Reseller) -- компании, обслуживающие крупных заказчиков. Это системные интеграторы, как правило. Это и дистрибьюторы, которые обслуживают 7,5 тыс. компаний-реселлеров. Конечно, и розничная торговля. То, что идет через дистрибуторов, это 30--40% продаж.

То, как ситуация была преподнесена прессой, значительно преувеличено. В кризис продавцы стали очень жестко бороться за клиентов. Ситуация вынуждала. Надо было возвращать кредиты. Положение у некоторых компаний было угрожающим, они даже рассматривали вероятность банкротства. Дистрибьюторы опустили маржу по крупным клиентам до нуля, и даже в минус уходили, лишь бы продать, получить средства. Положение было очень тяжелое. Потом, когда ситуация стабилизировалась, дистрибьюторы отменили самые страшные аномальные скидки для самых крупных своих клиентов, и кое-кто из таких клиентов пожаловался прессе.

Я считаю ситуацию с дистрибуцией рыночной. Цены в целом остались неизменными. Никаких резких колебаний не было. Когда на рынке семь дистрибьюторов, управление ценой в канале нерыночным быть не может. Колебания цены были в пределах пары процентов от среднего значения.

Но что мы точно будем делать, то это следить за тем, чтобы рыночные методы присутствовали. Никакой олигополии дистрибьюторов не будет. Тем более что это очень легко регулируется. Даже если они сговорятся -- хотя я не верю, что всемером можно сговориться, -- когда мы это заметим, мы добавим восьмого. Кандидаты на рынке есть.

-- Да, но в других странах два-три дистрибьютора, а у нас уже семь. Это что, российская специфика?

-- Да, в других странах два-три дистрибьютора, и там есть рынок, и цены там рыночные. Но я не считаю, что в России нужно снижать число дистрибьюторов, -- может быть хуже. Однако и увеличивать их количество мы хотели бы аккуратно. Не хотелось бы, чтобы это была просто большая компания, которая, став дистрибьютором, расширит свой бизнес. Хотелось бы, чтобы это были компании, способные расширить рынок.

В США, в европейских странах, где партнерская экосистема устоялась, двух-трех дистрибьюторов достаточно. У нас новый дистрибьютор может быть полезен -- если он пойдет в регионы, будет обучать новых специалистов и т.д.

-- В России не хватает квалифицированных продавцов софта?

-- Я считаю, что это так. Россия нуждается в большем количестве компаний -- партнеров Microsoft. Я сравнивал наши показатели с другими странами: у нас меньшее количество партнеров и соответственно меньшее количество IT-профессионалов, которые продают софт.

Но в этом я вижу потенциал. Если мы будем предпринимать усилия по расширению нашего канала, увеличению количества партнеров, это поможет развитию IT-рынка в России, в который я очень верю. Это, кстати, совпадает с идеями президента, правительства по модернизации экономики. Больше партнеров Microsoft -- больше IT-специалистов во всех регионах, во всех городах и поселках страны. Мы будем всячески этому способствовать.

-- В сентябре вы говорили о возможности начала электронной дистрибуции уже в этом году...

-- Очень стараемся это сделать. Не могу сейчас окончательно обещать, но будем работать над тем, чтобы это произошло в самое ближайшее время.





Подготовлено совместно с iToday.ru
Беседовал Андрей АННЕНКОВ, iToday.ru, -- специально для «Времени новостей»




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  27.10.2009
Мода на open source начинает угасать, считает Николай ПРЯНИШНИКОВ, президент Microsoft в России. По его мнению, на государственном уровне при всей заманчивости использования программного обеспечения с открытым кодом следует соблюдать технологический нейтралитет... >>
  • //  27.10.2009
Для людей с ограниченными возможностями российский Интернет остается по-прежнему бесполезным
По самым скромным подсчетам, сейчас в России проживает от 15 до 17 млн людей с ограниченными возможностями. 6 млн из них трудоспособны. По мнению представителя Института коррекционной педагогики РАО Алексея Любимова, эти люди могли бы работать и зарабатывать в Интернете, однако веб-среда для них практически недоступна... >>
  • //  27.10.2009
На этой неделе исполняется 40 лет первой открытой компьютерной сети
29 октября 1969 года в 22.30 по местному (калифорнийскому) времени по экспериментальной сети ARPANET были переданы первые два байта информации. Легенда гласит, что это были символы lo -- начальные буквы слова login. После чего система рухнула, и полностью слово удалось переслать только через час... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама