N°181
01 октября 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  01.10.2008
А слезы капали...
Фестиваль «Плененные Бахчисараем» в Крыму

версия для печати
Провести отважный эксперимент решили четыре известных международных куратора Мария Цанцаноглу (директор Музея современного искусства в греческих Салониках), Берал Мадра (идейный вдохновитель Стамбульской биеннале), Ольга Лопухова (директор московского культурного центра АртСтрелка), Олег Байшев (куратор киевской галереи «Коллекция»). Заручившись поддержкой уважаемого центра креативных индустрий «ПROEKT_FAБRИКА», стамбульского муниципалитета культуры, фонда «Художественные проекты», они выступили миссионерами в одном из самых проблемных сегодня (и всегда) мест политической и культурной географии мира -- в Крыму. Как раз сегодня в связи с эскалацией напряженности на Кавказе и новом витком противостояния России и стран тихоокеанского блока Крым стал героем новостных полос многих важнейших СМИ. Натовские и российские корабли мрачно бороздят черноморские воды, осеннее обострение случается у разных ультрапатриотических граждан. Все на нервах и в подозрительности. А тут -- нате вам. Наперекор неблагоприятной конъюнктуре в символ перекрестного опыления культур цивилизации, в райские сады бывшего ханского дворца Бахчисарая высадился десант культуртрегеров из четырех стран. По словам одного из инициаторов фестиваля, художника Андрея Филиппова, визит в Бахчисарай имел целью врачевание искусством недугов большой политики.

На протяжении тридцати лет природа Крыма и сады Бахчисарая врачевали усталый дух самих друзей-художников, регулярно приезжающих на полуостров за таврическими водами, рукопожатием мозолистых крымских гор, таинственными пещерными городами, дыханьем роз, фонтанов шумом... Художников этих сегодня смело можно назвать классиками российского contemporary art: Константин Звездочетов, Вадим Захаров, Никита Алексеев, Андрей Филиппов. Филиппов давно дружит с директором Бахчисарайского музея-заповедника Евгением Петровым. Чуть более десяти лет назад в художественной галерее Бахчисарайского дворцового комплекса друзья делали маленький изящный проект «Сухая вода» -- выставляли свои акварели. А сегодня захотели поговорить с историей и почтенной резиденцией некогда влиятельных крымских ханов уже не в жанре любовной лирики, а в жанре эпической поэмы. Попытались интегрировать свои инсталляции в самые разные уголки витиевато спланированного (как начертания арабских писем) ансамбля. Будем, кстати, держать в памяти «перекрестный» культурный образ внешнего вида резиденции. Архитектура ее -- итог разнообразных западно-восточных влияний, где турецкие арки удивленно смотрят на ренессансный портал проезжавшего через Бахчисарай в Москву Алевиза Нового, а мавританский вкус подправлен европейским рококо первой половины XVIII века.

Концептуально сейчас все получилось очень тонко. В садике перед башней, где содержались ханские охотничьи соколы, было устроено место для философских медитаций. Андрей Филиппов сделал парафраз фонтана сельсебиль -- традиционного мусульманского фонтана слез. Одним из шедевров является возведенный в 1764 году иранским мастером Омером бахчисарайский фонтан слез, воспетый Пушкиным в своей поэме. В бахчисарайском сельсебиле, созданном по приказу хана Гирея в память о любимой жене Диляре-Бикеч, капельки медленно хрустальными слезками стекают по мраморным полочкам, являя зрению и слуху саму мелодию скорби, которая так сладостно журчит в строфах пушкинского стиха. Филиппов смастерил из фанеры белый минималистский супрематический фонтан, похожий на мемориальный постамент. Поставил напротив одного из неработающих старинных фонтанов и заставил петь звуками падающих капель. Назвал «Душа».

Рядом с этой "душой" Никита Алексеев разговорил души лежащих камней. Украсил камни надписями какого-то изобретенного им мифического крымского народа. Каждый камень получил свое название. В числе прочих камней присутствовал и живой камень, «подключенный к Интернету», и живой камень, «слушающий розу».

Издревле душу символизирует птица. Греческий художник Бабис Венетопулос в маленьком садовом домике у Соколиной башни на двух мониторах показал два видео. Он сам и его отец превращаются в блаженных птиц и ведут разговор на соловьином языке. Мониторы заключены в клетки, что висят на кольцах.

Столь же хорош, умен и комплиментарен философии дворца объект английского грека Ричарда Уитлока. В сводчатом зале заседаний Большого дивана на полу лежит металлическая застывшая «капля» величиной с плафон. Это тоже образ фонтана, но фонтана, брызжущего светом отражений.

В картинную галерею, где собраны парадные портреты российских государей, от Петра I до Екатерины II, о призраках большой политики напоминает повешенная там сейчас живопись именитых украинских художников. Александр Ройтбурд нарисовал парные портреты Константина Коровина и Федора Шаляпина по мотивам скульптурной группы у входа на дачу Коровина в Гурзуфе. Портреты разделены картиной Максима Мамсикова с огромным плывущим кораблем в праздничных шарах -- странная аллюзия на волны эмиграции и зависимость судьбы художника от штормов и бурь истории. Те же превратности судьбы и призрачность стабильности исследуют турецкие и украинские художники в клаустрофобных помещениях средневековых бань. Олег Тистол на календаре 2008 года нарисовал ироническую примету нового времени -- реально существовавшее в Гурзуфе казино «Третий Рим». Александр Гнилицкий исполнил портрет золотой стиральной машины, на люк которой проецируется видео реальной стирки флагов стран -- участниц фестиваля: Украины, России, Турции и Греции. Мурат Морова на стене нарисовал силуэт атланта, прогнувшегося под грузом глобальных мировых проблем. Мелих Гергун предложил видеоарт: священники разных конфессий сменяют друг друга на экране с такой быстротой, что даже на уровне атрибутики зафиксировать суть различий невозможно.

Еще один философский центр фестиваля -- здание бывшего Конюшенного корпуса. Работы, собранные там, можно объединить условной темой «трудности идентичности». Турецкая художница Назли Эда Ноян инсталлировала принты с изображением вышивок ее бабушки, дополненных орнаментами на актуальные социальные темы. На отдельном мониторе показан процесс рождения орнамента под народную песню, которую поет мама художницы. Вадим Захаров продолжает эпопею со своим «альтер эго» -- чудаковатым пастором, пытающим разные культурные коды мироздания на предмет выявления глобальной синтаксической риторики. На постановочных фотографиях запечатлены моменты встречи пастора с Дон-Кихотом, превращения троих друзей-художников в дейнековских «Будущих летчиков». Самое чудесное превращение -- фиксация крохотной фигурки Захарова-пастора в расщелине скалы, напоминающей крокодилью морду. Фигурка до жути убедительно становится зрачком гигантского аллигатора. Каждая метаморфоза дополнена остроумными захаровскими эссе на тему поисков себя и своего места в системе вселенских координат.

Открытие фестиваля в разделе «идентичность» -- российский немец, давний друг многих отечественных мэтров Харлампий Орошаков. Он происходит из древнего рода Гаврасовых (владения этих византийских князей занимали Южный Крым). Родился в Софии. Живет и в Берлине, и на Лазурном берегу. Занимается и искусством, и геополитикой. Вышедшая в прошлом году в Германии книга «Афера Баттенберга» посвящена как раз восточному вопросу, в том числе историческим спорам за Крым, перманентно бывший и являющийся яблоком раздора между разными странами. Харлампий предъявил инсталляцию «Портной-перелицовщик». Семь печатей в отдельной витрине обозначают сущностные темы жизни: Бог, Дом, Время, Политика, Искусство, Город, Экономика. Они выставлены как экспонаты идеи музея, или «воображаемого музея» по Андре Мальро. Отдельно от печатей висит фрак -- дело рук художника -- «портного-перелицовщика», придающего форму индивидуальной памяти в противодействии бесформенности беспамятства.

Точное по смыслу самой затеи бахчисарайского фестиваля высказывание! Очень своевременное. Ведь как и можно было ожидать, уровень понимания современного искусства в Крыму практически на нулевой отметке. Отличающиеся от традиционных музейных объектов экспонаты даже работающие в Бахчисарае искусствоведы не рассматривают как заслуживающий уважение образ. Потому подготовка фестиваля и интеграция в сонный мир артефактов ханского дворца требовали от кураторов немалого дипломатического искусства. И первый успешный шаг в диалоге был сделан даже несмотря на то, что по секретному распоряжению несогласной части администрации Бахчисарайского комплекса оранжевые (!) этикетки Никиты Алексеева сада «живых камней» были сорваны прямо на следующий день после вернисажа. Из чувства солидарности с обиженным коллегой свои работы снял и Вадим Захаров. Так что десант современного искусства в Бахчисарай не возбраняется рассматривать в жанре старых добрых акций московского концептуализма, перфомансов, что живут здесь и сейчас, а потом уже в архивах и метатекстах. Благодаря приглашенной в Крым Юлии Овчинниковой, самому лучшему на сегодняшний день видеоархивисту всех значимых событий отечественной артжизни, фильм о выставке можно посмотреть сегодня в Москве. По предварительной, правда, договоренности.
Сергей ХАЧАТУРОВ, Бахчисарай--Москва
//  читайте тему  //  Выставки



реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  01.10.2008
5 октября на канале «Россия» премьера -- новый фильм Глеба Панфилова «Без вины виноватые» по мотивам пьесы Островского... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  01.10.2008
Фестиваль «Плененные Бахчисараем» в Крыму
Провести отважный эксперимент решили четыре известных международных куратора Мария Цанцаноглу (директор Музея современного искусства в греческих Салониках), Берал Мадра (идейный вдохновитель Стамбульской биеннале), Ольга Лопухова (директор московского культурного центра АртСтрелка), Олег Байшев (куратор киевской галереи «Коллекция»)... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  01.10.2008
В издательстве А.Р.Т. вышла новая книга Вадима Гаевского
В издательской аннотации «Хореографические портреты» названы заключительной частью трилогии. Подразумевается, что первым томом этой трилогии был «Дивертисмент», вышедший в 1981 году, вторым -- «Дом Петипа» (год 2000-й)... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама