N°137
31 июля 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  31.07.2008
Нотариальная трагедия
Мосгорсуд признал законным освобождение помощника нотариуса, объявившего войну "блатному" праву

версия для печати
Мосгорсуд вчера отказал прокуратуре и ГУВД столицы в аресте помощника нотариуса Инны Ермошкиной, которая прославилась тем, что в судебном порядке добивается отмены назначений нотариусами тех лиц, которые, по ее мнению, попали туда «по блату». Она утверждает, что нотариусами в Москве зачастую становятся не те, кто заслуживает этого в силу своего опыта и знаний, а те, у кого есть влиятельные родственники и хорошие связи.

21 июля Симоновский суд уже удовлетворил один ее иск и признал недействительными результаты конкурса по замещению вакантных должностей нотариусов, проведенного в мае 2006 года. Тогда было констатировано недобросовестное назначение трех нотариусов. Сейчас в производстве Симоновского суда находится еще один иск, в котором г-жа Ермошкина просит признать недействительными результаты конкурса от 2005 года и назначение нотариусами уже 16 человек, среди которых жена заместителя генпрокурора Александра Буксмана, Ирина, сын высокого милицейского чина Александр Пронин, супруга бывшего первого зампредседателя Верховного суда Владимира Радченко, Людмила, родственник главы МЧС Сергея Шойгу Алексей Кузовков и хорошая знакомая умершего в конце прошлого года президента Нотариальной палаты Виктора Репина Елена Буранова.

О том, что Симоновский суд 21 июля вынес решение в ее пользу, г-жа Ермошкина узнала от корреспондента «Времени новостей». Сама она на суде не смогла присутствовать, потому что сначала была в тюрьме, а потом в больнице. Вчера помощник нотариуса рассказала о том, что ей пришлось пережить.

П оздним вечером 15 мая Инна Ермошкина возвращалась домой с родительского собрания из школы своей младшей 13-летней дочери. Но у подъезда ее дома на Волгоградском проспекте, 4, дорогу перегородил милиционер. «Как только мы с мужем вышли из машины, он к нам подошел и сообщил, что я задержа- на по обвинению в совершении преступления. И со всех сторон к нам подбежали человек 20 мужчин, все в штатском. Тот, что в форме был, сказал, что в моей квартире сейчас будут проводить обыск, но поскольку они знают, какой я юрист, то меня туда они не пустят. Мне заломили руки за спину и поволокли к машине. А мой муж отправился с несколькими в штатском домой. Еще несколько человек пошли обыскивать квартиру моей матери, которая живет в том же доме».

По словам г-жи Ермошкиной, машина, в которую ее посадили, помчалась в сторону области. Растерянная женщина стала спрашивать у мужчин, кто они такие — милиционеры или бандиты — и куда ее везут: «В ответ тот, что сидел рядом, ударил меня кулаком в ухо, потом еще раз — в висок. Заткнись, говорит, сука, что тут крякаешь, тебе слова не давали». Чтобы хоть кто-то узнал, что происходит, Инна Ер- мошкина наугад набрала с мобильного последний номер, на который делала звонок. Как потом выяснилось, это была ее врач, которая слышала, что происходило в машине. Помощник нотариуса продолжала задавать вопросы «похитителям», а те продолжали ее бить. «Тут водителю позвонили сказали, что мой телефон находится в рабочем состоянии. Машина затормозила, они выхватили у меня сумку, стали в ней рыться и требовать, чтобы я выключила диктофон, которого у меня не было, и отдала им телефон. Сидевший на переднем пассажирском сиденье ударил мне кулаком в нос. Я закрыла лицо руками, а он продолжал бить, и с такой силой, что по- том на кистях образовались огромные гематомы», — рассказывала женщина. Удары посыпались со всех сторон — в живот, по почкам, в голову, в грудь — все это потом зафиксировали в своих отчетах медики. Ермошкина потеряла сознание, а когда очнулась, ей сказали, что повезут к сле- дователю. «Они сказали, что я создала проблемы родственникам высоких чинов, не дала заработать им денег. И если я немедленно не подпишу бумаги, которые мне даст следователь, они вывезут меня за МКАД и закопают. Сказали, что никто меня не найдет, буду числиться пропавшей без вести. И добавили: «Теперь посидишь в тюрьме и подумаешь». Еще пригрозили, что отвезут на Петровку и сделают инвалидом, а чтоб не сомневалась, еще раз удари- ли кулаком в лицо», — рассказывает Инна.

В кабинете следователя ГСУ ГУВД Елены Марченко Ермошкина снова потеряла сознание, ей вызвали «скорую» и от- везли в 20-ю горбольницу — единственную в Москве, где есть тюремные камеры. Там с давлением 230/120 она провела ночь. А утром ее повезли в Тверской суд рестовывать. «Следователь Марченко подошла к судье Севалкину и сказала: «Я по делу Ер- мошкиной, мы с вами договаривались, чтоб без очереди». Тогда всех вывели из зала, а меня, наоборот, завели. Я сказала судье, что хочу позвонить своему адвокату — Анатолию Кучерене, с которым мы вместе на одной кафедре в МГЮА работаем,но он мне не разрешил, и мне дали какого- то бесплатного адвоката, который толком ничего сказать не мог», — продолжает Инна Ермошкина. Суд постановил, что Ермошкина, обвиняемая в совершении тяжких преступлений, обязательно захочет сбежать или помешать работе следова- телей, а потому должна отправиться под арест. Женщину поместили в СИЗО №6.

«Этот изолятор считается образцовопоказательным, туда даже журналистов на экскурсии водят. Только им показывают отремонтированные помещения, а мы сидели в камере, где температура всего +14, — жаловалась Ермошкина. — Меня не кормили двое суток, давление постоянно подскакивало, но пока я не падала в обморок, врачей ко мне не допускали. Только когда совсем худо стало, начали делать уколы. Но и они не помогали, и все время, что я была в тюрьме, я лежала пластом. В конце концов они разрешили родственникам приносить мне лекарства».

Через два месяца, 15 июля, состоялось заседание Тверского суда по ходатайству следствия о продлении срока ареста еще на два месяца. Но судья Светлана Ухналева, внимательно выслушав стороны, отказала следователям в их просьбе, не найдя приведенные ими доводы достаточно убедительными, и г-жа Ермошкина вышла на свободу. ГСУ и прокуратура пошли жало- ваться в Мосгорсуд, но и там понимания не нашли — вчера кассационная инстанция подтвердила правильность вынесен- ного Тверским судом решения. «Вот я с вами сейчас разговариваю, пока еду из Мосгорсуда домой, а за мной опять едут три машины с оперативниками. Они постоянно за мной следят и около дома дежурят. Мы их фотографируем, а они нам ручками машут», — сказала нашему корреспонденту Инна Ермошкина.

ГСУ в мае возбудило в отношении Ермошкиной уголовное дело. Ей инкриминировали четыре эпизода мошенничества с квартирами по ст. 159-3 УК. Два первых касаются некоей гражданки Данилочкиной и ее несовершеннолетнего сына Рома- на Данилочкина. Следователи утверждают, что Ермошкина, используя свои полномочия помощника нотариуса вместе с «неу- становленными лицами» захватила квартиру Данилочкиной и лишила права на жилплощадь несовершеннолетнего. Прои- зошло это девять лет назад, в 1999 году.

Как рассказала сама подозреваемая в мошенничестве, дело обстояло так. «В 1999 году моя соседка Данилочкина реши- ла улучшить свои условия и переехать из московской хрущевки в хороший дом в Волгоградской области. Так как в то время мы с мужем разводились и собирались жить раздельно, то Данилочкина и он заключили между собой договор мены. Этот договор одобрили местный орган опеки и попечительства и районная управа при условии, что мы положим на счет несо- вершеннолетнего Романа 150 тыс. руб. Все условия были выполнены. Данилочкины прекрасно прожили на новом месте девять лет, а потом вдруг стали писать заявления. Местный волгоградский суд в иске Данилочкиной отказал и признал до- говор мены законным. А московское ОВД «Марьинский парк» трижды отказывало ей в возбуждении уголовного дела. А в мае ГСУ, не отменяя этих постановлений, возбудило свое дело, хотя это незаконно», — сказала помощник нотариуса.

По двум другим эпизодам мошенничества г-жу Ермошкину обвиняют в том, что она захватила полквартиры у гражданок Аношиной и Китаевой. «В 2003 году эти дамы одолжили у меня 337 тыс. руб., но возвращать деньги не стали. Поэтому я обратилась в Таганский суд, который вынес решение о принудительном взыскании долга. Судебный пристав только че- рез пару лет сподобился исполнить постановление суда, а поскольку денег у Аношиной и Китаевой не было, то он перевел в мою собственность 1/2 принадлежавшей им квартиры. Какое же в этом может быть мошенничество?» — возмущалась г-жа Ермошкина.

Инна Олеговна уверена, что все ее последние злоключения связаны с теми исками в Симоновском суде, в которых она просит признать незаконными назначения на места нотариусов нескольких перечисленных выше известных личностей. В частности, речь идет о конкурсе, проведенном еще в сентябре 2005 года управлением Федеральной регистрационной па- латы по Москве. Возглавлял тот конкурс Александр Буксман, и выиграла его Ирина Буксман. Также в числе победителей оказались сын милицейского генерала Александр Пронин, супруга действующего на тот момент первого зампредседателя Верховного суда Владимира Радченко, хорошая знакомая здравствовавшего тогда председателя Нотариальной палаты Вик- тора Репина. Эти люди, как считает Инна Ермошкина, выиграли конкурс только благодаря своим родственным связям. А проиграли его те, кто и по опыту работы, и по образованию, и по знаниям значительно их превосходит. Сама г-жа Ермошки- на, старший научный сотрудник МГЮА, например, специализировалась на нотариате, по этой теме написала несколько научных работ, шесть лет проработала у нотариуса. А Галина Кремлева, которая также проиграла и вместе с Ермошкиной подала иск в суд, до того, как стала пре тендовать на место нотариуса, отработала 25 лет ледователем МВД.

В середине мая претензиями Ермошкиной к чете Буксман заинтересовался глава СКП Александр Бастрыкин, кото- рый возобновил расследование прекращенного два года назад уголовного дела по факту проведенного конкурса. Летом 2006 года его закрыли за отсутствием состава преступления в действиях г-на Буксмана, и сделал это Юрий Чайка, который в то время как раз стал генпрокурором, а Буксмана назначил своим заместителем. Но и новая попытка г-на Бастрыкина, ко- торый уже находился в остром конфликте с Генпрокуратурой в ходе так называемой войны спецслужб», потерпела неудачу. В начале июня Чайка запретил ему расследование, а на днях Мосгорсуд закрепил это своим решением. Правда, на днях, как стало известно, Ирина Буксман добровольно сложила с себя полномочия нотариуса.

Надо сказать, что Симоновский суд рассматривает иск о спорном конкурсе уже во второй раз. Сначала он отказал г-же Ермошкиной в удовлетворении ее требований, однако президиум Мосгорсуда, рассмотрев дело в надзорном порядке, признал решение незаконным и повелел начать все заново. Сейчас в процессе объявлен перерыв до 12 августа. Однако, как стало известно «Времени новостей», 21 июля тот же Симоновский суд удовлетворил еще один иск Инны Ер- мошкиной и Галины Кремлевой — о признании недействительными результатов конкурса на замещение вакантных долж- ностей нотариусов, проведенного в 2006 году. Одной из победительниц тогда стала, по мнению г-жи Ермошкиной, хорошая знакомая нынешнего президента Нотариальной палаты Василия Ралько — Ольга Котова. «При проведении конкурса не была соблюдена основная его цель — отбор на должность нотариуса наиболее подготовленных лиц. Оценки в бюллете- нях в большинстве случаев были проставлены формально, без изложений мнений членов комиссии», — говорится, в частно- сти, в решении Симоновского суда.
Екатерина БУТОРИНА



реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  31.07.2008
Мосгорсуд признал законным освобождение помощника нотариуса, объявившего войну "блатному" праву
Мосгорсуд вчера отказал прокуратуре и ГУВД столицы в аресте помощника нотариуса Инны Ермошкиной, которая прославилась тем, что в судебном порядке добивается отмены назначений нотариусами тех лиц, которые, по ее мнению, попали туда «по блату»... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама