N°210
16 ноября 2007
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  16.11.2007
Личный опыт
Прокурора, осужденного за организацию убийства, признали жертвой бесчеловечного обращения

версия для печати
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера обязал Россию выплатить компенсацию в 6 тыс. евро бывшему прокурору природоохранной прокуратуры Красноярского края Александру Гришину. ЕСПЧ признал, что в отношении прокурора, в свое время осужденного за организацию покушения на убийство и уже отбывшего отмеренный ему срок наказания, была нарушена ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека -- запрет на пытки и бесчеловечное обращение.

Прокурор Александр Гришин был арестован в сентябре 1999 года (тогда ему было 55 лет), его обвинили в организации покушения на директора красноярского ювелирного магазина «Кристалл» Раису Губкину. Это произошло двумя годами раньше -- на женщину напали в подъезде и обстреляли из пистолета. С тяжелым ранением в шею ей удалось доползти до соседей, которые вызвали «скорую». Врачи сделали г-же Губкиной несколько операций и смогли ее спасти. Поначалу арест прокурора вызвал всеобщее недоумение -- потерпевшая никогда не была с ним знакома, а сам г-н Гришин отрицал причастность к покушению. Но следствие выдвинуло версию, которую позднее подтвердил суд: прокурор хотел поставить на место директора ювелирного магазина «своего человека». В октябре 2000 года обвиняемого отпустили под залог. Приговором Красноярского краевого суда в марте 2001 года суда г-н Гришин был осужден на восемь лет колонии строгого режима и лишен звания старшего советника юстиции. Исполнители, члены красноярской ОПГ, братья Александр и Юрий Мосины получили гораздо более суровое наказание -- 22 и 25 лет строгого режима, поскольку была установлена их причастность еще к нескольким убийствам.

После безуспешной попытки отменить приговор в апреле 2002 года Гришин отправился отбывать наказание в колонию. Через три года он условно-досрочно вышел на свободу.

Свою жалобу в ЕСПЧ бывший прокурор написал, еще будучи в колонии, заявив, что подвергался пыткам и бесчеловечному обращению. В частности, он жаловался на далекие от идеальных условия содержания в красноярском СИЗО №1, на то, что его постоянно избивали следователи и сокамерники. Ему также отказывали в оказании медицинской помощи, хотя экс-прокурор согласно диагнозу врачей, поставленному вскоре после ареста, страдал ишемической болезнью сердца, ангиной, гипертонией, близорукостью и хроническим бронхитом. Через год к этому букету добавились энцефалопатия (органическое поражение головного мозга невоспалительного характера), аденома простаты и атеросклеротический кардиосклероз. А к моменту выхода на свободу под залог у Гришина диагностировали еще и мозговое нарушение кровоснабжения. В своей жалобе в ЕСПЧ он описал последовавшие за этим многочисленные медицинские обследования. В иркутской колонии осужденный прокурор почти не покидал больницу, и его в течение трех лет каждое лето на месяц отпускали домой в Красноярск.

К столь тяжкому состоянию здоровья, по словам г-на Гришина, привели систематические избиения, которым он подвергался в СИЗО. В Страсбург он написал о том, что следователи избили его сразу после ареста, а потом он еще несколько раз подвергался экзекуциям с их стороны. Били его и сокамерники -- они сломали ему несколько зубов и причинили серьезную мозговую травму. Все это, правда, категорически отрицали российские власти, отвечая на соответствующие запросы ЕСПЧ. Прокурор также сетовал на плохие условия содержания в СИЗО -- ему приходилось месяцами жить в тесных камерах, где на каждый квадратный метр приходилось по два-три заключенных, спали по очереди, а сидеть приходилось на собственных чемоданах. Зарешеченные окна тюрьмы, жаловался Гришин, не пропускали в камеру ни дневного света, ни свежего воздуха. Кроме того, свою нужду приходилось справлять на виду у всех сокамерников и тюремной охраны, поскольку туалет не был изолирован от основного помещения. Арестанты ели за столом, находившимся всего в одном метре от вечно грязного туалета. Камеры кишели тараканами и кровососущими насекомыми, а помыться можно было только раз в неделю и не дольше восьми-десяти минут, так как желающих было в два раза больше, чем душевых кабин.

Но ЕСПЧ решил, что не может сделать вывод о причинении вреда здоровья заявителя вследствие неоказания ему медпомощи или ненадлежащих условий содержания в тюрьме, поскольку г-н Гришин не представил никаких подтверждающих это медицинских документов.

Что касается бесчеловечного обращения, то, как отметил ЕСПЧ в своем решении, заявитель дал слишком мало подробностей оного, «он был не в состоянии указать даже приблизительные даты», когда такие случаи имели место быть. В документе сказано, что врачи, ставя диагнозы Гришину, ни разу не указали, что его заболевания явились следствием чего-то иного, кроме естественных причин. Бывший прокурор также не смог доказать, что из-за избиений у него были поломаны зубы и он получил мозговую травму. ЕСПЧ решил, что поскольку заявитель никогда не пытался обратить на факты бесчеловечного обращения с ним внимание российских судов и правоохранительных органов, его жалоба в этой части должна быть отклонена.

Единственное, с чем согласился ЕСПЧ, это с ненадлежащими условиями содержания в камере, которые в Европе традиционно приравниваются к пыткам. «Более года заявитель находился в переполненной камере с неадекватными санитарными средствами обслуживания, низким уровнем гигиены и недостатком дневного света и вентиляции», -- говорится в постановлении ЕСПЧ.

Таким образом, решил суд, бывший прокурор все же заслуживает компенсации за понесенные им моральные страдания в тюрьме, и оценил ее в 6 тыс. евро, хотя сам г-н Гришин рассчитывал на 290 тыс. евро.

Вчера же ЕСПЧ принял решения сразу по трем так называемым «чеченским делам». Компенсации по ним, как правило, значительные, и на этот раз Страсбургский суд постановил выплатить по ним в общей сложности 260 тыс. долл. В частности, российский власти обязаны выплатить более 40 тыс. евро Хамзату Кукаеву, отцу чеченского милиционера Асланбека Кукаева, убитого в ноябре 2000 года в Грозном, во время проведения федеральными силами спецоперации на Центральном рынке. Несмотря на то что Кукаев служил в отряде милиции особого назначения при УВД по Чеченской Республике, он был задержан и арестован, а впоследствии найден убитым. Как водится, виновных не нашли, и уголовное дело было закрыто. ЕСПЧ признал нарушенными в отношении Кукаева права на жизнь и права на эффективные средства правовой защиты. Отец убитого милиционера, перенесший тяжкие моральные страдания в связи с утратой сына и невозможностью добиться справедливого расследования, по мнению суда, таким образом был подвергнут бесчеловечному обращению со стороны властей.
Екатерина БУТОРИНА


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  16.11.2007
В Ингушетии расстрелян еще один высокопоставленный сотрудник милиции
Ингушская станица Орджоникидзевская вчера хоронила одного из самых уважаемых сельчан -- начальника Назрановского линейного отдела Северо-Кавказского УВД на транспорте 57-летнего Салмана Арапханова. Полковник милиции был расстрелян в ночь на четверг во дворе собственного дома... >>
//  читайте тему:  Ситуация в Ингушетии
  • //  16.11.2007
Прокурора, осужденного за организацию убийства, признали жертвой бесчеловечного обращения
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера обязал Россию выплатить компенсацию в 6 тыс. евро бывшему прокурору природоохранной прокуратуры Красноярского края Александру Гришину... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама