N°35
03 марта 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  03.03.2010
На суд народа
Обвиняемые в терроризме требуют вернуть им право на присяжных

Первое публичное и официальное обсуждение нормы, по которой обвиняемые по ряду преступлений - в основном террористического и экстремистского характера -- лишились права на суд присяжных, состоялось вчера в Конституционном суде РФ. Появилась она в Уголовно-процессуальном кодексе в декабре прошлого года на волне борьбы с терроризмом, хотя ни до, ни после ее введения с юридической точки зрения официально не обосновывалась. «Партией власти» в парламенте эта норма была почти единодушно одобрена, а на ропот правозащитников никто особого внимания не обратил.

Но своим правом оспорить эту норму УПК через КС воспользовались сами обвиняемые или осужденные за терроризм. В суд обратились фигуранты двух скандальных уголовных дел - о разоблачении в Татарстане международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль Ислам» и о нападении на Начальчик в 2005 году. Они рассчитывали на суд присяжных, но из-за поправок в УПК такой возможности лишились.

Спор в КС вчера в итоге свелся к одному вопросу -- служат ли присяжные символом демократического правового государства или они - вольно или невольно - поощряют терроризм, оправдывая тех, кто заведомо является преступником. На последней точке зрения настаивали представители властей - парламента, президента и прокуратуры. По их мнению, отмена суда присяжных по делам о терроризме - один из эффективных способов борьбы с этим мировым злом, поскольку преступники «должны знать о неотвратимости наказания».

Кстати, «силовики» в лице председателя Следственного комитета при прокуратуре (СКП) Александра Бастрыкина вчера подтвердила эту позицию. «Практика показывает, что отдельные суды присяжных выносят порой необъективные решения, и это происходит даже в том случае, когда имеется неоспоримая и очевидная доказательная база виновности подсудимого», -- заявил он на коллегии СКП. Адвокаты же заявителей в КС утверждали, в свою очередь, что поскольку в нашей стране следователи и милиционеры уже решают, кто виновен, а кто нет, то можно отменить и презумпцию невиновности. Адвокаты также напомнили, что актуальность проблемы независимости судей не оспаривается никем, и об этом не раз говорил президент страны. А потому суд присяжных в России, по их мнению, -- это во многих случаях единственное средство добиться объективного рассмотрения дела. Присяжные, говорили адвокаты, такие же граждане, как и госслужащие в мантиях и погонах, и они не глупее чиновников. Более того, обладая житейской мудростью и будучи далекими от следственной кухни, присяжные замечают многие недостатки, а потому и оправдывают людей, убедительных доказательств вины которых у следствия нет.

Всего в КС обратились пять человек, которых осудили или судят по делам о терроризме. Расул Кудаев и Азрет Шаваев проходят по делу о нападении на Нальчик. На скамье подсудимых вместе с ними еще 57 человек. Это самый масштабный процесс в нашей стране, и для его проведения был даже построено отдельное здание. При этом Расул Кудаев, бывший узник Гуантанамо, по мнению следствия, был одним из организаторов нападения. Однако сам процесс долго не могли начать, так как обвиняемые заявили ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, а коллегию собрать не могли. Вчера в КС представитель президента Михаил Кротов назвал это одним из примеров того, почему присяжных лишили права рассматривать дела о терроризме. Но адвокат Шаваева Татьяна Псомиади на это ответила, что кандидатуры присяжных отводили как раз гособвинители, и делалось это только для одного - чтобы дождаться принятия поправок в УПК. Она напомнила, что инициатором законопроекта был, в том числе, и парламент Кабардино-Балкарии, и именно под дело о нападении на Начальник присяжных и отменяли.

Двое других заявителей - Фархат Файзулин и Алмаз Хасанов -- уже были осуждены в октябре 2009 года Верховным судом Татарстана за организацию «структурного подразделения международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Они были признаны виновными в том числе «в создании условий для совершения действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя РФ». Файзулин и Хасанов тоже требовали присяжных, но предстать перед коллегией так и не успели из-за принятия поправок в УПК. То же произошло и с Рустемом Зайнагутдиновым, который в июле 2009 года получил 15 лет за участие в террористической организации «Уйгуро-булгарский джамаат» -- неком боевом формировании «Талибана».

Адвокаты обратившихся в КС заявителей вчера говорили, что отмена присяжных привела к нарушению ст.20 Конституции РФ, предоставляющей обвиняемым, которым может грозить смертная казнь, право на рассмотрение их дел с участием присяжных. И мораторий на смертную казню, считают адвокаты, не отменяет данной статьи. Кроме того, по мнению заявителей, в данном случае нарушается и ст.55 Конституции, которая запрещает издавать «законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Г-жа Псомиади в своем выступлении отметила, что, согласно УПК (ст.325), дело рассматривается судом присяжных, если того пожелал хотя бы один из обвиняемых. Но после введения поправок получилось, что если хотя бы одному из обвиняемых инкриминируют статьи, по которым суд присяжных был отменен, права на "суд народа" автоматом лишаются все остальные фигуранты. Адвокат Кудаева Магамед Абубакаров был более резок: «У нас считается, что если есть борьба с терроризмом, то обязательно должны быть обвиняемые. И зачастую, когда ведут так называемое предварительное расследование, назначают террористами тех, кого угодно. Признания получаются через дыбу, по-другому я не могу это назвать. А потом возмущаются: как это так, суд присяжных всех оправдал». По его словам, присяжные просто неугодны правоохранителям, которые в качестве основного, а, порой, и единственного доказательства вины человека предоставляют его признательные показания.

«Единственный критерий, по которому присяжных отменили, это их оправдательные вердикты. Так сказано и в пояснительной записке к законопроекту, когда он передавался на рассмотрение Госдумы», -- продолжал г-н Абубакаров. Такая записка действительно была, это подтвердили и представители КС. Составлена она была сотрудниками МВД, которые утверждали, что в Северо-Кавказском регионе присяжные оправдывают преступников - тех, кого с таким трудом изобличало следствие. «Присяжные - судьи факта, а не права. Их дело - решить вопрос о доказанности совершенных преступлений и виновности подсудимых. И это требует именно житейской мудрости. А кто сказал, что граждане хуже и глупее судей? Если, как считают правоохранительные органы, присяжные совершают ошибки, то получается, что они сознательно оправдывают террор? Это абсурд. В отличие от профессиональных судей присяжные не связаны обвинительной формулировкой», -- сказал адвокат.

Адвокат Юрий Костанов, представлявший в КС интересы Файзулина, отметил, что критика суда присяжных существовала всегда. «Но если в XIX веке эта критика оказалась безуспешной, то теперь после восстановления этого института она не прекращается. Когда его только начали вводить, один мой знакомый следователь говорил, что этого нельзя делать, сначала нужно научить следователей работать. И это было в то время, когда следователи работали лучше, чем теперь», -- сказал г-н Костанов. Он заявил, что суд присяжных - это дополнительная гарантия для обвиняемого в объективном рассмотрении дела: «Без присяжных любой подсудимый оказывается игрушкой в руках органов власти. Президент страны говорит об отсутствии независимости судей, судебная реформа, как известно, буксует, и присяжные - это тот островок демократии, который способен нам помочь».

Г-н Костанов убежден, что принятый закон, отменяющий суд присяжных по делам о терроризме, отобрал права у людей, которые эти права уже имели. Особое возмущение адвоката вызвало содержание упомянутой пояснительной записки. «Здесь нарушается все на свете, вся Конституция. Как известно, следователь никого виновным признать не может. А по смыслу записки получается, что следователь-юрист все признал и установил, а потом какие-то сапожники, пенсионеры и ученые-биологи взяли и отменили все. Нельзя считать, что чиновники, даже если они носят погоны, умнее всех остальных».

Представители этих самых чиновников в КС считали, что никаких нарушений Конституции отмена присяжных не повлекла. Представитель президента г-н Кротов предположил, что заявители просто пытаются добиться пересмотра своих приговоров. А представитель Госдумы г-н Харитонов хоть и не отрицал полезность и необходимость суда присяжных вообще, но своим выступлением как бы ставил этот факт под сомнение. «Наверное, законодатели поступили правильно, когда вводил суд присяжных. Таким образом, они дали возможность новым поколениям попробовать все формы судопроизводства», -- сказал он, а потом добавил, что во многих странах от этого института уже отказались - как, например, во Франции, Великобритании, Германии и Португалии. Эту мысль продолжила и представитель Совета Федерации в КС Елена Виноградова, которая сообщила, что в этих странах присяжных отменили именно по делам о терроризме и исключительно в целях госбезопасности. Ту же цель, по ее словам, преследовали и российские власти: «Согласно декларации ООН, государства обязаны воздерживаться от поощрения терроризма, а Совет Безопасности ООН принял резолюцию, согласно которой бороться с терроризмом нужно любыми способами, -- сказала г-жа Виноградова. -- Принятый закон был направлен на предотвращение террористической угрозы, защиту безопасности граждан, то есть он согласуется с конституционными целями». А г-н Кротов добавил, что причиной принятия закона стали «участившиеся случаи оправдательных вердиктов». «Присяжные в таких случаях нередко опасались за свою жизнь и жизнь своих близких», -- сказал он. Кроме того, он подчеркнул, что смертная казнь у нас больше не применяется, поэтому нечего и апеллировать к Конституции.

Адвокаты напомнили, что в обсуждении закона не участвовали ученые-юристы, не была обобщена судебная практика и не приведена подробная статистика. «Не должен ли был законодатель объясниться с гражданами по поводу того, что он принимает?» -- поинтересовался судья КС Гади Гаджиев. Ответа на этот вопрос не последовало.

«Когда суд оправдал Веру Засулич, у царя-батюшки не возникло желания разогнать суд присяжных, а ведь она была террористкой. От суда присяжных количество террористов не становится больше или меньше», -- заметила адвокат Псомиади. А адвокат Костанов не согласился с тем, что в отмене присяжных нам нужно равняться на другие страны. «Да если бы у нас в стране уровень независимости судей был такой же, как там, нам бы присяжные и не понадобились, мы бы на своих судей тогда молиться стали».

Вчера же в КС рассматривалась жалоба, с автором которой представители властей, напротив, склонны были согласиться. Это судья Свердловского облсуда Равиль Измайлов. Правда у него с присяжными возникла проблема иного характера. В рассматриваемом им деле несколько подсудимых подали ходатайство о присяжных, а несколько других хотели, чтобы их дела рассмотрели в особом порядке. Эта процедура предусматривает полное признание вины подсудимыми, сам суд проходит очень быстро, приговор может быть только обвинительным, но зато наказание не может быть максимальным. Кроме того, особенностью дела, доставшегося судье Измайлову, было то, что раскаявшиеся подсудимые ранее заключили сделку со следствием. В таких случаев материалы поступают в суд с пометкой от прокурора о проведении процесса в особом порядке, и это обязательно для судьи. В то же время судья оказывается связанным обязательством УПК назначать суд присяжных, если хотя бы один из обвиняемых того пожелает. По словам г-на Кротова и представителя Генпрокуратуры Татьяны Васильевой, в данном случае следует подумать о том, чтобы предоставить суду право разделять дела и рассматривать их автономно друга от друга. Однако в таком случае не исключено, что обвинительные приговоры осужденных в особом порядке потом станут доказательствами вины тех, чьи дела слушают присяжные.
Екатерина БУТОРИНА

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  03.03.2010
Обвиняемые в терроризме требуют вернуть им право на присяжных
Первое публичное и официальное обсуждение нормы, по которой обвиняемые по ряду преступлений - в основном террористического и экстремистского характера -- лишились права на суд присяжных, состоялось вчера в Конституционном суде РФ... >>
  • //  03.03.2010
Убийце ингушского оппозиционера Магомеда Евлоева позволили вернуться в милицию
Верховный суд (ВС) Ингушетии вчера смягчил приговор бывшему начальнику охраны главы МВД Ингушетии Ибрагиму Евлоеву, осужденному за убийство по неосторожности своего однофамильца, владельца оппозиционного сайта «Ингушетия.ру» Магомеда Евлоева... >>
//  читайте тему:  Дело об убийстве Евлоева
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама