N°132
28 июля 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  28.07.2010
Павел МАРКИН
Родовспоможение
«Убить нельзя родиться» называлась статья во «Времени новостей» от 12 марта. Речь в ней шла о том, что в петербургской Театральной академии выпускается необыкновенно яркий курс -- мастерская Григория Козлова. Несколько учебных спектаклей сделали очевидным: отличная труппа, режиссер-лидер, репертуар, своя прикипевшая публика -- естественным путем родился талантливый театр. Но кто же озаботится тем, чтобы он существовал не только творчески, но и организационно? Возможно ли исполнение этой прекраснодушной мечты, плохо согласующейся с реальностью?

Оказалось, да. Если все пойдет по плану, не случится непредвиденных бед (тьфу-тьфу), в сентябре должен открыться первый сезон нового театра.

Как такое могло случиться? -- с этим вопросом Дмитрий ЦИЛИКИН обратился к председателю комитета по культуре администрации Петербурга Антону ГУБАНКОВУ.

-- Надеюсь, это действительно произойдет. Считаю, что долг комитета по культуре как органа государственной власти заботиться о такой тонкой материи, как петербургская театральная атмосфера. У нас есть разные театры: федерального подчинения, городского, негосударственные, но театральное пространство едино. Изъятие того или иного сегмента, даже если с чьей-то точки зрения речь идет о не очень профессиональном коллективе, всегда влечет серьезные последствия для творческой материи Петербурга.

Комитет по культуре не создает театры. Их создает жизнь, создают люди. Мы просто не хотим пускать этот процесс на самотек. Мы выбрали путь активной помощи тем, кто ее заслуживает. Например, Небольшой драматический театр Льва Эренбурга, доказавший, что может работать творчески эффективно, любимый зрителем, высказал желание стать государственным -- мы пошли навстречу. В случае с Григорием Козловым, одним из самых талантливых современных российских режиссеров, все понимают: театр нужен. И когда полгода назад он попросил нас о поддержке, мы ее пообещали. Другое дело -- Козлов как творческий человек не обладает яркими менеджерскими качествами и не очень понимает, как, собственно, функционирует театральный механизм. Так что мы посоветовали ему найти менеджера, который взял бы на себя организационную сторону работы. Менеджер, насколько я знаю, найден, и осенью будет завершен процесс создания «Мастерской Григория Козлова».

-- Каковы ее принадлежность и подчиненность?

-- Сейчас организационно-правовые формы учреждений культуры меняются (Согласно принятому недавно закону до 1 января 2012 года должно завершиться разделение госучреждений на казенные, автономные и так называемые новые бюджетные. Казенные финансируются строго по смете и отдают все доходы в бюджет. Автономные сами распоряжаются средствами. Бюджетные получают госзаказ в форме субсидии и имеют больше финансовой свободы, чем казенные, но меньше автономных. -- Ред.). В этой ситуации я чисто по-человечески не рекомендовал молодой труппе сейчас вступать на скользкий путь создания государственного учреждения культуры. Наиболее правильна, с моей точки зрения, автономная некоммерческая организация. К слову, негосударственных театров в Петербурге довольно много, и северная столица -- единственный в стране регион, который оказывает целенаправленную, осознанную поддержку таким коллективам. Я был несказанно удивлен, узнав, что подобной бюджетной статьи больше ни у кого нет. Мы выделяем субсидии, но не на содержание, а на новые постановки. 12 млн в год -- серьезное подспорье.

-- Поступая в новый театр, молодые актеры связывают с ним свои судьбы. А завтра по каким-то причинам комитет не даст очередной субсидии и останется разойтись? Существуют гарантии исполнения ваших обязательств перед ними?

-- Сначала отмечу, что обязательства должны быть взаимными. Городу в свою очередь хочется иметь стабильный театральный продукт. Ну а когда какая-то история затевается посреди бюджетного года, это, безусловно, для комитета по культуре стресс. Ведь субсидии распределяются в первом квартале. Но мы можем поддержать мастерскую через выделение средств подведомственным театрам, которые могли бы выступить заказчиками работы нового коллектива, есть договоренности с депутатами законодательного собрания о финансовой поддержке ребят в 2010 году. Это тактика. А стратегия -- если к следующему году структура покажет себя жизнеспособной, можно будет говорить о создании автономного учреждения. Не исключаем мы и существования мастерской при каком-то из наших театров, финансируемых из бюджета. Возможны варианты, но в любом случае «Мастерскую Козлова» без внимания не оставим.

Вообще когда речь заходит о придании театру статуса государственного, инициаторы процесса, люди творческие, как правило, юридически и финансово не подкованные, часто не понимают, что это влечет за собой огромную правовую и материальную ответственность. Все хотят получить площадку, но ведь ее надо содержать, за ней нужно ухаживать. Отсутствие собственных квадратных метров, конечно, недостаток, но, с другой стороны, это и отсутствие многих обременений с ними связанных. Работа в системе государственных структур непростое искусство.

-- Где будет работать «Мастерская Григория Козлова»?

-- Есть несколько вариантов, мои сотрудники сейчас серьезно их рассматривают. Окончательное решение зависит от многих факторов преимущественно финансового свойства. В любом случае это будет достойное репетиционное помещение.

-- А играть где?

-- Город построил новое здание Театру Буфф, а его старое помещение на Народной улице, надеемся, с сентября начнет функционировать как экспериментальная «Открытая театральная площадка на Народной». Она будет предоставлять сцену бездомным театрам.

-- То есть вы их таким образом дотируете?

-- Да, площадка будет финансироваться из бюджета, мы хотим сделать там динамичный драйвовый лабораторный театральный центр. Это одна возможность для Козлова. Вторая -- с театрами, подведомственными комитету по культуре, можно договариваться о льготной или даже бесплатной аренде. Механизм таких договоренностей отработан, и эти вопросы, например, с тем же Эренбургом, всегда решались.

-- То есть чиновник, говорящий: «Рад бы помочь, да руки связаны», кривит душой, и при всей умонепостигаемой сложности бюджетного процесса, если есть действительное желание помочь, всегда можно найти способ это сделать. Почему же тогда проблема Козлова решилась за полгода, а «Наш театр» режиссера Льва Стукалова, созданный точно так же из успешного курса Театральной академии, десять лет мыкается без своего дома?

-- Когда речь идет о творческой личности и сложном творческом организме, каждую ситуацию надо рассматривать отдельно. «Наш театр» был организован в рамках «Петербург-концерта» и играл в его подразделении -- Театре эстрады. Сейчас Театр эстрады стал самостоятельным государственным учреждением под руководством Юрия Гальцева, и ему предстоит реконструкция. Что, конечно, усложняет жизнь не только «Нашему театру», но и коллективу Гальцева. Но раз с большими трудами выделили «ремонтные» деньги, тем более в нынешнее трудное время, надо, не откладывая, эту возможность использовать. Мы не можем сказать: давайте подождем с реконструкцией, потому что у нас тут потенциально конфликтная ситуация. Тем самым мы эту ситуацию просто пролонгируем.

С самим Стукаловым я разговаривал и убеждал в том, что комитет поддержит театр во всем. Я этот коллектив очень ценю и считаю петербургским достоянием. К сожалению, Лев Яковлевич выбрал способ общения с комитетом по культуре через инициируемые им открытые письма, прессу, что никогда не способствует конструктивному диалогу. Ну что делать -- нормальный нервный петербургский эгоцентрик. Пока суть да дело, мы помогли Льву Яковлевичу с гастролями и нашли приличное помещение для театра на Моховой улице. В 2011 году на этой и других площадках они смогут играть не меньше спектаклей, чем в 2010-м.

-- К счастью, вам по душе спектакли «Нашего театра». Вообще какую роль в решении о поддержке той или иной театральной институции играет личный вкус начальства? К примеру, любит Лужков артиста Проханова -- и в Москве ему строят «Театр Луны»...

-- Мне может нравиться и не нравиться тот или иной театр, но, повторю, есть единое сформированное театральное пространство, где каждый занимает свое необходимое место. Кроме того, я человек в принципе толерантный, стараюсь понять и воспринять все. Не знаю, что надо сделать, чтобы я сказал: «Нет, это ужас!» А кто я такой, чтобы так говорить? Я управленец, который поставлен, чтобы эффективно руководить сферой, чтобы помогать. Могу утверждать, что мои вкусы и пристрастия на финансирование учреждений не оказывают абсолютно никакого влияния. Влияние оказывают другие вещи: выполнение театрами взятых на себя перед городом обязательств. Вообще я сторонник солидарных решений. Например, субсидии распределяет комиссия -- собрание людей очень достойных.

Хотя вы правы: действительно многие чиновники, да еще и не имеющие никакого отношения к культуре, позволяют себе слишком жесткие эстетические оценки.

-- У вас нет ощущения, что некоторые руководители петербургских театров изрядно засиделись в своих креслах?

-- У меня есть четкое понимание того, что мы должны сделать. Театр не только ждет организационно-правовое обновление, которое сделает его более самостоятельным и ответственным за свою судьбу. Он нуждается в репертуарном и кадровом обновлении. Мы прилагаем огромные усилия, чтобы поддерживать молодых. Это не только экспериментальная площадка на Народной, но и лаборатория «On.Театр», которая активно развивается, молодежная премия «Прорыв» и др. Руководителям театров дана достаточно твердая рекомендация обращать внимание на современных авторов, доля которых в репертуаре очень мала. Наша задача -- создать атмосферу, в которой молодежь чувствовала бы себя комфортно.

Что касается «засиделись» -- дело не в этом, а в том, что есть театры, номинально существующие, но ведь театр -- это поступок. Поступков маловато.

-- Допустим, вас завтра повышают в Москву, на ваше место приходит кто-то дремучий, и весь прогресс побоку. Как обезопасить принятую культурную политику от вкусовщины и самодурства?

-- Для этого надо придать начатым нами процессам необратимый характер. При комитете по культуре существует масса достаточно стабильных структур: коллегия, состоящая из уважаемых в нашей сфере людей, межмузейный совет, музыкальный совет и др. Многие решения принимаются вместе, они одобряются, что, на мой взгляд, и должно служить гарантией того, что политика будет продолжена, кто бы ни сидел в кабинете председателя. Не питаю иллюзий, что она будет продолжаться абсолютно в том же виде, но по крайней мере сохранятся основные тренды: движение культуры из центра на окраины, поддержка молодежи, поиск новых инновационных форм работы, освоение городской среды. Очень рассчитываю на наше начавшееся сотрудничество с Пермью, где апробируют новые подходы в области культуры. Сама жизнь подсказывает, что мы сейчас должны выработать новую свежую культурную политику России, и Петербург не может стоять от этого процесса в стороне.

-- Работу комитета, ведающего дорогами, легко оценить по состоянию дорог. Каков критерий оценки работы комитета по культуре?

-- Естественно, у нас есть масса формальных маркеров оценки работы: от бюрократической, документальной аккуратности до выполнения определенных нормативов. Но к этому надо относиться трезво. Меня все-таки интересуют не формальные показатели, хотя они в комитете по культуре неплохие, а то, что о работе комитета скажут спустя какое-то время. Сейчас вот мы разрабатываем долгосрочную межведомственную целевую программу «Культурная столица», часть которой ориентирована на повышение общего культурного уровня петербуржцев. Всегда был стереотип: комитет по культуре занимается в основном приглядом за подведомственными учреждениями. Но никто не занимался культурным уровнем людей, шире -- культурной политикой. И мы живем в ситуации стихийной варварской ревизии позитивных дел. Мы покрасим -- а там нарисуют, мы починим -- тут же поломают. Вот какая штука: культуры в Петербурге хоть отбавляй, а культуры поведенческой нет. Это не просто бытовая, это политическая проблема. Но оценить работу по воспитанию людей можно будет лет через двадцать.

-- Плакаты будете развешивать?

-- Почему бы и нет? Уже развешиваем -- это эффективно. И работу с детьми проводим: уроки хорошего тона, создание «Азбуки начинающего петербуржца». Общедоступные концерты в спальных районах, мультсериал о правилах поведения и многое другое. Кстати, в Петербурге с 2006 года работает большая межведомственная программа «Толерантность», она принималась и версталась непросто, как и нынешняя «Культурная столица». Но мы пошли по правильному пути, хотя подобного документа нет нигде в России -- ксенофобии точно станет меньше. Вода камень точит.




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  28.07.2010
Владимир ЛУПОВСКОЙ
Чеховский фестиваль закрывается балетом
Последними в программе юбилейного феста стали два спектакля Национального театра танца Испании -- один из них о Чехове, а второй вовсе даже об Иоганне Себастьяне Бахе. Первый из них -- все, растворился в вечности (труппа после московских гастролей прекращает свое существование в нынешнем виде... >>
  • //  28.07.2010
Павел МАРКИН
«Убить нельзя родиться» называлась статья во «Времени новостей» от 12 марта. Речь в ней шла о том, что в петербургской Театральной академии выпускается необыкновенно яркий курс -- мастерская Григория Козлова... >>
  • //  28.07.2010
Смотрите с 29 июля на экранах Москвы
«Солт» (США, 2010, Филип Нойс). Триллер про специалистку русского отдела ЦРУ Эвелин Солт (Анджелина Джоли -- «Прерванная жизнь», «Лара Крофт: Расхитительница гробниц», «Особо опасен»), которую обвиняют в том, что она сама является одной из тех «засланных казачек», которых ей... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама