N°127
21 июля 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  21.07.2010
«Россия даже в кризис снизила уровень компьютерного пиратства»
Директор антипиратской ассоциации производителей программного обеспечения BSA в странах Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки Георг ХЕРНЛЕБЕН рассказал нашему корреспонденту об уровне пиратства в России и новых методах борьбы с нелегальным рынком софта.

-- Насколько важен для BSA российский рынок?

-- Один из наиболее важных и приоритетных -- наряду с Китаем, Индией, Бразилией, Польшей и Турцией. В этих странах сформировавшиеся рынки софта, но высокий уровень компьютерного пиратства. Вообще приоритетными для нас являются страны с крупнейшими рынками нелегального программного обеспечения.

-- Тогда почему вы не назвали США?

-- Действительно, по данным BSA и IDC, в США крупнейший в мире нелегальный рынок софта -- 8,39 млрд долл. В Китае -- 7,58 млрд. Россия на третьем месте -- 2,6 млрд долларов.

Но надо видеть разницу между Россией и США. Уровень компьютерного пиратства в США достигает 20%, и будет ли в дальнейшем снижаться эта цифра, сможем ли мы этого достичь -- это вопрос. Я скептически отношусь к предположению, что однажды уровень компьютерного пиратства снизится до нулевой отметки -- где бы то ни было. В США, я полагаю, основная борьба будет вестись ради того, чтобы хотя бы сохранить тот уровень, который есть сейчас, не позволив ему вырасти.

-- Зачем вы приехали в Россию?

-- Плановый визит. У меня было несколько причин приехать в Россию: прежде всего встретиться с участниками BSA, проанализировать текущую деятельность за прошедший период, меры, которые принимаются для борьбы с нарушением авторских прав в России, а также встретиться с коллегами из НП ППП (Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов -- российская антипиратская ассоциация производителей софта. -- А.А.) и обсудить дальнейшее взаимодействие на российском рынке.

-- Как вы взаимодействуете с НП ППП? Разделяете сферы деятельности?

-- Скорее обмениваемся опытом. С нашей стороны было бы крайне недальновидно не учитывать опыт местных организаций, разделяющих основные принципы по защите прав на интеллектуальную собственность.

-- НП ППП создано одной из софтверных компаний -- «1С», и она в деятельности этой ассоциации играет главную роль. А среди членов BSA есть компании, которые играют такую же -- основную, главную роль?

-- Нет-нет, ничего подобного у нас нет. Среди членов BSA есть компании, которые занимают большую долю рынка, имеют собственные развитые антипиратские программы. Но есть и компании, размер которых на порядок меньше. Тем не менее они лидеры в своих узких секторах рынка. BSA очень демократичная структура. Все абсолютно равны, каждая компания-участница обладает одним голосом. Это не ставится под сомнение.

-- BSA констатирует, что кризис привел к росту уровня пиратства в сегменте экономического софта.

-- Мировой экономический кризис привел к тому, что на глобальном уровне рынок IT целиком значительно сократился, в первую очередь за счет снижения закупок оборудования и ПО в корпоративном секторе. Я убежден, что если бы экономического кризиса не было, уровень компьютерного пиратства на многих рынках, в том числе и в России, сократился бы более существенно.

Примечательно, что России, несмотря на экономический кризис, удалось снизить уровень компьютерного пиратства на 1 процентный пункт, до 67%. Мы рассчитывали на более значительное снижение, но даже 1% в таких условиях -- хороший результат.

Кризис повлиял на возможности компаний по легализации программных продуктов. В то же время продажи компьютеров в потребительском сегменте испытали существенно меньшее влияние кризиса. Домашние пользователи фактически были единственными, кто позволял себе покупку новых компьютеров. Соответственно, уровень пиратства в сегменте бизнес-софта рос более заметно, чем в сегменте потребительского программного обеспечения (здесь надо принять во внимание особенности методики расчета уровня пиратства, которую применяет агентство IDC, -- важнейшее значение для него имеет процент нелегально установленных копий операционной системы Windows. -- А.А.).

Коммерческая стоимость нелицензионного ПО в России сократилась с 4,2 млрд долл. в 2008 году до 2,6 млрд в 2009-м, что свидетельствует о существенном сокращении рынка целиком. Мы не говорим, что в России уровень пиратства и объем нелегального рынка выросли, по факту они снизились. Но мы констатируем, что сектор бизнес-софта пострадал от кризиса больше всего -- компании перестали покупать компьютеры и софт.

В Германии объем рынка нелегального софта в прошлом году остался приблизительно на том же уровне, что, я полагаю, является свидетельством более-менее удовлетворительного с точки зрения IT положения дел в германской экономике.

Существенное влияние кризиса на ситуацию с пиратством мы в первую очередь наблюдали в таких странах, как Турция, Россия, Украина, да и вообще в Восточной Европе.

-- За минувший год в воровстве софта проявились какие-либо новые тенденции?

-- Отношение и мотивация людей, которые воруют ПО, остались прежними. Но IT-индустрия демонстрирует успехи в убеждении государств в том, что воровство ПО -- это не только проблема индустрии, это проблема государства и общества. Так, правительства Польши, Турции и России успешно ведут просветительскую деятельность в этом направлении.

Как у гражданина (Георг -- гражданин Германии. -- А.А.) государство вызывает у меня гораздо больше доверия, чем «говорящие головы» различных индустрий. Если кто-то из руководителей компаний говорит, что теряет деньги, меня как гражданина это вряд ли взволнует. Но если государство мне скажет, что последствия использования контрафактного ПО напрямую отразятся на моем будущем, то это заявление возымеет гораздо больший эффект.

-- Энтузиазм нашего государства настолько высок, что говорится о снижении уровня пиратства на 10% в течение года. Такое возможно?

-- Все возможно. Но этого не так уж просто достигнуть, поскольку у государств, как правило, находятся более важные и срочные задачи.

-- А BSA без государств может что-то сделать?

-- Мы накопили значительный опыт по всему миру и готовы оказывать поддержку на экспертном уровне, делиться международным опытом стран, которые значительно сократили уровень пиратства на своих рынках. Мы будем продолжать поддержку совместных образовательных и просветительских инициатив, а также правовую поддержку правоприменительной деятельности органов внутренних дел.

При этом мы не являемся ни правительством, ни правоохранительными органами. Мы можем содействовать и тем и другим, но мы не можем делать чужую работу.

Оговорюсь, что Россия на фоне многих европейских стран выглядит страной, достаточно активной в борьбе с пиратами. В Германии, например, индустрия хотела бы большего внимания и активности со стороны правительства к вопросам интеллектуальной собственности.

-- Правила лицензирования софта слишком сложны, вам не кажется?

-- Очевидно, что правила лицензирования программного продукта не всегда совершенны. Но если мы посмотрим на лицензирование 10--15 лет назад, то прогресс очевиден. Раньше, к примеру, у небольшой компании с 25 рабочими местами фактически не было широкого выбора при покупке ПО, т.к. корпоративные лицензии начинались для некоторых продуктов от 100 рабочих мест.

Тот факт, что индустрия ПО развивает новые схемы дистрибуции и бизнес-модели -- такие, например, как SaaS (программа управления бизнесом онлайн. -- А.А.), -- свидетельствует о том, что бизнес активно прислушивается к пользователям.

-- Не кажется ли вам, что формы защиты копирайта должны быть модифицированы ради укрепления института авторского права?

-- Наша задача состоит в том, чтобы защищать авторское право членов BSA, и защищать в той модели, которую они предпочитают. В организации более 60 глобальных членов, и если мы начнем обсуждать преимущества модели лицензирования одного участника по сравнению с моделью другого, ни к чему хорошему это не приведет.

Но, безусловно, мы должны быть готовы к изменениям на рынке в следующие пять лет. Мы должны быть готовы к тому, что софтверные компании начнут масштабно инвестировать в облачные вычисления.

-- Хорошо. Но как частное лицо вы можете изложить свой взгляд на проблему? Попытка сохранить способы защиты копирайта неизменными опасна -- авторское право нуждается в более совершенной защите.

-- Я очень прагматичный человек. Верю в свободный рынок, в конкуренцию, и еще я верю в идеи. Я вижу огромное количество людей, недовольных тем, что результаты креативной работы писателей, дизайнеров, режиссеров, музыкантов стоят слишком дорого.

Я бы хотел видеть более конструктивный подход. Как мы могли бы занять сотни тысяч людей в нашей индустрии, не имея законодательства в области копирайта? Вот что должно быть точкой отсчета. Восемь из десяти моих мюнхенских друзей работают в креативных индустриях, там, где важна идея, где идея приносит деньги. Я бы рад увидеть новую работающую бизнес-модель, которая позволила бы им работать и обеспечивать семьи. Я готов это обсуждать. Модели защиты копирайта могут быть разными, но работа автора должна быть вознаграждена. В этом я еще больше убедился за десять лет работы в этой области.

Несмотря на то что наша индустрия относительно молода, если вы оглянетесь на 13 лет назад, то увидите, что к сегодняшнему дню произошла настоящая эволюция. Мир не стоит на месте: меняется образ жизни, работы. И ситуация в области защиты авторских прав также изменится.

Как? Не знаю. Единственное, что я могу предсказать, -- так это то, что если люди будут соблюдать законы, уровень пиратства будет меньше.

-- Онлайн-пиратство растет?

-- Откровенно говоря, точных данных у меня нет. Полагаю, что да. Растет использование новых технологических средств -- файлшеринга, торрент-треккеров и т.п.

Однако хочу отметить, что реальность более скучна и тривиальна, чем можно было себе представить. Реальность состоит в том, что компания, имеющая пару-тройку лицензий, использует их на 10--15 компьютерах. Это скучная реальность, но это то, где индустрия теряет деньги. Для BSA это ключевая задача -- бороться с таким видом компьютерного пиратства, когда компании используют нелегальное ПО как средство производства, зарабатывая при этом деньги.

Безусловно, мы не игнорируем онлайн-пиратство. BSA борется с нелегальным использованием программных продуктов в бизнес-среде и занимается поиском правомерных и справедливых средств борьбы с онлайн-пиратством.

При этом во всем мире BSA и IT-индустрия поддерживают повсеместное развитие широкополосного доступа к Интернету. Мы считаем, что это приносит значительную пользу. Мы поддерживаем развитие доступа к Интернету в Африке. В Кении, в Танзании.

Мы понимаем, что негативный эффект от проникновения широкополосного доступа есть, он состоит в повышении уровня пиратства на том или ином рынке. Однако доступ к современным технологиям и информации является значительным благом для развития общества. Мы последняя в мире организация, которая скажет «отключите пользователю Интернет». Мы фокусируемся на бизнес-пользователях, борьба пиратством в этой среде является ключевым приоритетом для нас.

-- Может ли BSA обеспечить координацию правоохранителей в случае, когда пират меняет страну базирования?

-- В BSA есть интернет-команда, одной из задач которой является рассылка интернет-провайдерам просьб о прекращении хостинга для нарушителей копирайта. Она рассылает десятки тысяч таких писем.

Это тяжелая работа, однако в некоторых странах делать ее проще, чем в других. В качестве примера можно привести историю сайта, с помощью которого осуществлялась раздача нелегального ПО. Сайт перебрался в Германию, после того как его хостинг прекратили сначала в России, а затем в Эстонии. Наши юристы отправили письмо-предупреждение в адрес провайдера с подтверждением нарушений, после чего сайт отключили. Он перебрался на Украину, хотя ПО членов BSA было с сервера удалено. Конечно, в Германии это сделать значительно проще, чем, к примеру, в Днепропетровске.

-- Возможно, в будущем BSA придется заниматься борьбой с пиратскими серверами, раздающими ПО по модели SaaS?

-- Да, конечно, такое вполне возможно.





Подготовлено совместно с РИА НОВОСТИ
Беседовал Андрей АННЕНКОВ, РИА Новости, -- специально для «Времени новостей»




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  21.07.2010
Директор антипиратской ассоциации производителей программного обеспечения BSA в странах Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки Георг ХЕРНЛЕБЕН рассказал нашему корреспонденту об уровне пиратства в России и новых методах борьбы с нелегальным рынком софта... >>
  • //  21.07.2010
Роман Мухаметжанов
В России стартует проект по продаже недорогих телефонов в отделениях связи
"Почта России", в июле начавшая продажи сотовых телефонов в трех регионах РФ, надеется уже в 2011 году после полномасштабного запуска проекта заработать на этом 350--400 млн руб., что сопоставимо с чистой прибылью предприятия за 2009 год (306 млн рублей)... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама