N°127
21 июля 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  21.07.2010
ИТАР-ТАСС
Счетчик свободы
Трех приятелей из милиции, прокуратуры и УФСИН обвинили в вымогательстве денег у чужого подозреваемого

Столичное управление СКП, как стало известно «Времени новостей», завершило расследование очередного скандального дела в отношении сотрудников правоохранительных органов. В его рамках на скамье подсудимых окажутся представители сразу трех ведомств -- бывшие помощник прокурора Останкинской межрайонной прокуратуры 25-летняя Алла Овчинникова и 28-летние братья-близнецы, старший оперуполномоченный по делам несовершеннолетних угрозыска ОВД "Марьина Роща" Андрей Коновалов и инспектор межрайонной уголовной инспекции №6 московского управления ФСИН Сергей Коновалов.

Все они обвиняются в вымогательстве денег «под угрозой применения насилия» у молодого жителя Москвы, проходившего по делу о хранении наркотиков. Ему предлагалось изменить меру пресечения с ареста на подписку о невыезде. Кроме того, Сергею Коновалову инкриминируется еще и сбыт героина, а его брату Андрею -- злоупотребление должностными полномочиями. Примечательно, что действовали правоохранители, как следует из материалов дела, в лучших традициях братков середины 90-х годов. Повод для вымогательства они придумали сами -- молодой человек был задержан без всякого участия обвиняемых совсем другой службой, при этом он не изъявлял желания как-либо смягчить свою участь и от обвинений в хранении наркотиков не отказывался. Тем не менее «добровольные спасители» своей жертвы выставили солидный счет за свои услуги, потом поставили его «на счетчик», а в довершение пригрозили, что расправятся с близкими и отрежут ему по пальцу за каждый день «просрочки».

Это уголовное дело СКП возбудил 12 ноября прошлого года на основании материалов проверки московского управления ФСБ и заявления неработающего москвича Сергея Ковырина. Как выяснили следователи, 7 октября сотрудники управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН) по Северо-Восточному административному округу (СВАО) Москвы задержали г-на Ковырина возле его дома и доставили в свое ведомство, где при личном досмотре обнаружили у него «значительное количество героина».

Молодой человек признавал, что в тот момент находился под воздействием наркотиков (это также показало медосвидетельствование) и потому плохо помнил, как задерживали, обыскивали и что именно нашли. Тем не менее, как выяснили следователи и подтвердил сам молодой человек, протокол изъятия наркотиков он в тот день подписал добровольно и самостоятельно. После этого наркополицейские доставили задержанного к следователю, который объявил г-ну Ковырину о возбуждении против него уголовного дела по ст. 228-2 УК РФ (незаконное хранение наркотических веществ), а также о том, что будет ходатайствовать в суде о его аресте.

Закончив с формальностями, полицейские отправили г-на Ковырина в камеру, но долго он там не задержался. Как следует из материалов дела, на следующий день утром в управление ФСКН навестить обвиняемого приехал оперативник ОВД «Марьина Роща» Андрей Коновалов. Последний, по данным следствия, поинтересовался у г-на Ковырина, может ли он «сдать» кого-нибудь из наркоторговцев, пообещав, что за сотрудничество организует так, чтобы г-на Ковырина отпустили домой. Но у задержанного таких знакомых не оказалось, и тогда оперативник Коновалов, как следует из материалов дела, сказал, что все равно поможет молодому человеку выйти на свободу, но за это надо будет заплатить 200 тыс. руб., которые пойдут якобы наркополицейским. Но г-н Ковырин и от такого варианта отказался, объяснив, что у него просто нет таких денег. Милиционер, по данным следствия, тем не менее продолжал настаивать, предлагая организовать освобождение г-на Ковырина, спросив только, за какой срок тот сможет собрать нужную сумму. Но г-н Ковырин сказал, что платить в любом случае не собирается. Во-первых, потому что у него действительно вообще нет денег, поскольку он за месяц до этого потерял работу, а новую еще не нашел и приходится перебиваться случайными заработками, тем более что ему приходится заботиться о жене-инвалиде. Во-вторых, как полагал г-н Ковырин, в его ситуации платить за освобождение под подписку о невыезде представлялось вообще пустой тратой денег. Дело в том, что в апреле 2009 года он уже получил условный срок за хранение наркотиков, а при непогашенной судимости новый приговор по аналогичному обвинению по определению грозил уже реальным тюремным сроком.

На этом разговор молодого человека с Коноваловым закончился, но при этом он произвел впечатление на наркополицейских. Удивившись такому интересу со стороны милиции к своему клиенту, которого они посчитали поначалу обычным наркоманом, сотрудники УФСКН после ухода оперативника поинтересовались, какие же у него с тем отношения. Г-н Ковырин на это, как следует из материалов дела, честно признался, что знает многих сотрудников ОВД «Марьина Роща» и «часто принимает участие в их оперативных мероприятиях» в качестве понятого или свидетеля.

В результате представители УФСКН в тот же день решили отпустить молодого человека под подписку о невыезде. Чем именно они при этом руководствовались, в материалах дела не указано. Но в любом случае формально это не противоречило закону -- г-н Ковырин имел постоянное место жительства, обещал исправно являться к следователю и не представлял общественной опасности.

После того как молодому человеку объявили об освобождении, еще в коридоре, по данным следствия, его встретила помощник останкинского прокурора Овчинникова, с которой они вместе вышли на улицу. А там их уже ждали братья Коноваловы. Как было установлено следствием, правоохранители предложили подвезти г-на Ковырина до дома на машине, и он согласился. За время поездки, по данным СКП, оперативник Андрей Коновалов объяснил молодому человеку, что ему вместе с г-жой Овчинниковой стоило немалых усилий убедить наркополицейских отпустить его. При этом сыщик заявил, что за эту услугу им якобы пришлось выложить 200 тыс. руб. из личных средств, которые г-н Ковырин теперь должен им отдать. Последний вновь попытался объяснить, что у него таких денег нет и даже негде их взять, но доброжелатели не слушали, сказав лишь, что срок расплаты -- до 28 октября. После этого братья Коноваловы, по данным следствия, каждый день звонили «спасенному», напоминая о долге.

Г-н Ковырин, по его заявлению, пытался поначалу раздобыть денег -- искал работу, пробовал сдать в аренду свою квартиру, переехав к жене, но к назначенному сроку найти хоть небольшую часть нужной суммы не смог. В итоге, согласно материалам дела, 28 октября братья Коноваловы и г-жа Овчинникова, как и обещали, вызвали молодого человека на встречу, на которой «в грубой, угрожающей форме и с оскорблениями» заявили, что, если тот не отдаст им деньги, «пострадает его семья, родственники будут подвергнуты физическому насилию». Кроме того, по данным следствия, правоохранители поставили г-на Ковырина «на счетчик», заявив, что за каждый просроченный день он теперь должен им по 5 тыс. руб. А оперативник Коновалов со своей стороны сказал, что лично ему Ковырин должен дополнительно еще «120 кусков», которые он якобы ранее передал еще и в прокуратуру «для положительного решения вопроса» с освобождением из-под ареста.

Молодой человек пообещал, что в ближайшие дни обязательно отдаст все деньги, умоляя своих «спасителей» не трогать его близких, а сам, понимая, что деваться ему просто больше некуда, после этого разговора отправился в УФСБ. Все последующие переговоры и встречи г-на Ковырина с тремя правоохранителями проходили под присмотром чекистов, фиксировались на звукозаписывающую аппаратуру, кроме того их телефоны были поставлены на прослушку.

Днем 9 ноября сыщик Коновалов очередной раз вызвал г-н Ковырина к себе в кабинет в ОВД и наконец получил первый платеж в счет долга -- меченные спецсоставом 10 тыс. руб. Милиционер удивился, почему денег так мало, на что г-н Ковырин очередной раз попытался объяснить, что попал в «сложное финансовое положение». Но оперативник, по данным следствия, его перебил, заявив, что «изобьет, ударит головой об стену, а вместо процентов в день будет отрезать ему по пальцу». После этого разговора они вместе на личной машине милиционера поехали в Останкинскую прокуратуру, где их встретил Сергей Коновалов, который пояснил, что Овчинникова скоро приедет. «Пока ждали Овчинникову, -- как следует из материалов дела, -- братья Коноваловы продолжали требовать деньги с Ковырина, угрожая в том числе своим отцом, который якобы является очень влиятельным человеком и может прислать людей, которые вздернут всю его семью». Вскоре к разговору присоединилась и помощник прокурора, которая также возмутилась, что г-н Ковырин не отдает деньги. Не слушая его объяснений, г-жа Овчинникова, «используя нецензурную брань, стала кричать, что его убьют, закатают в бетон, выдернут ногти, сбросят в реку» и т.д. В итоге Ковырин пообещал, что 12 ноября привезет своим «спасителям» еще 80 тыс. рублей.

Встречу назначили на 6 часов вечера около гостиницы Holiday Inn на проспекте Мира, на которую приехали братья Коноваловы. Сразу после получения денег их задержали, а чуть позже к ним присоединилась и г-жа Овчинникова. Всех троих доставили в столичное управление СКП и предъявили обвинение в вымогательстве. Уже в ходе расследования Андрею Коновалову дополнительно вменили злоупотребление должностными полномочиями, а его брату Сергею -- сбыт наркотиков. При обыске у него в кармане был обнаружен героин, который он якобы собирался передать Ковырину. Через несколько дней суд выдал санкцию на арест задержанных.

На допросах все трое отказались признать свою вину, уверяя, что Ковырин «просто был должен им денег, с выплатой которых он слишком долго затянул». Однако следствие установило, что г-жа Овчинникова ранее была знакома с Ковыриным -- она представляла гособвинение по его первому уголовному делу. А узнав, что его вновь задержали за наркотики, как следует из материалов дела, «вступила в преступный сговор со своими знакомыми братьями Коноваловыми, договорившись с ними о совместном совершении вымогательства в отношении Ковырина для незаконного личного корыстного обогащения». По данным следствия, «с 28 октября по 11 ноября 2009 года обвиняемые требовали от своей жертвы 415 тыс. руб., включая проценты за каждый просроченный день и дополнительную сумму 120 тыс.». «О противоправных действиях» обвиняемых, по данным СКП, свидетельствуют не только показания потерпевшего, но и аудиозаписи, а также записи их телефонных разговоров и изъятые деньги. Поэтому следствие расценило их позицию как попытку уйти от наказания.
Екатерина КАРАЧЕВА

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

В удобное вам время программу whatsapp скачать можно, посетив наш интернет-портал.
  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  21.07.2010
ИТАР-ТАСС
Трех приятелей из милиции, прокуратуры и УФСИН обвинили в вымогательстве денег у чужого подозреваемого
Столичное управление СКП, как стало известно «Времени новостей», завершило расследование очередного скандального дела в отношении сотрудников правоохранительных органов... >>
//  читайте тему:  Борьба с коррупцией
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама