N°151
21 августа 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  21.08.2009
Таких не берут в капелланы
РПЦ выступила против присутствия в армии протестантских пасторов

версия для печати
Дискуссия о месте и роли полковых священников в российской армии стала очередным поводом для межконфессионального диспута на вечную тему: кого следует считать традиционной религией, а кого -- отнести к занесенным из-за рубежа новомодным учениям. На прошедшем вчера «круглом столе» не сошлись во мнениях представитель самой большой конфессии России -- Русской православной церкви и один из руководителей не столь крупной, но не менее уважаемой структуры -- Российского объединенного союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ).

«Российские протестанты по крайней мере на протяжении последних пяти лет очень активно участвовали в диалоге о необходимости введения института военного духовенства и однозначно высказывались за то, чтобы этот институт был создан, -- напомнил собравшимся управляющий делами РОСХВЕ епископ Константин Бендас. -- Единственное, что вызывает у нас если не опасения, то вопросы: насколько в положении или законе о военных священниках учтены интересы других конфессий, представители которых служат в рядах вооруженных сил». Епископ пояснил, что под «другими конфессиями» он подразумевает три направления христианства: русское старообрядчество, католицизм («который в меньшей степени представлен в России») и протестантизм, «который представлен достаточно широко».

Бендас не преминул напомнить о том, что протестанты еще во времена царской России «вносили большой вклад в обороноспособность страны» и имеют не меньшее право, чем православные, мусульмане, буддисты и иудеи, именоваться традиционной конфессией. «У Министерства обороны нет точной статистики по конфессиональному составу вооруженных сил, она весьма приблизительная, но, по самым скромным подсчетам, не менее 3% военнослужащих имеют отношение к протестантизму, причем 80---85% из них идут на срочную, а не альтернативную службу, -- настаивал управделами РОСХВЕ. -- В каждом призыве оказываются сотни наших прихожан -- насколько будут восполнены их потребности при проведении богослужений?». Следовательно, делает вывод епископ Бендас, протестантам хотелось бы быть привлеченными к диалогу с Минобороны, «чтобы наши братья по конфессии не были бы ущемлены».

Однако протестантский епископ получил отповедь от священника Михаила Васильева, заместителя председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. «Я хотел бы сказать, что раб Божий Константин, который почему-то дерзает называть себя епископом, к сожалению, не очень представляет себе проблемы, с которыми постоянно сталкиваются и офицеры, и священнослужители, трудящиеся в воинских коллективах, -- заявил о. Михаил. -- Постоянно возникают проблемы с ребятами из деструктивных сект, прежде всего пятидесятнических». Решение, конечно, не за РПЦ, признал представитель Московского патриархата, но он выразил надежду на то, что «Минобороны не позволит включить в состав представленных в армии традиционных конфессий народов России эту нетрадиционную и не представленную широко религиозную организацию из числа тех, что появились в постсоветское время, как эрзац, заполнивший духовный вакуум...».

Заметим, что епископ Бендас не в первый раз вступает в спор с духовными лицами РПЦ. Три недели назад управделами РОСХВЕ устроил полемику по поводу принятого варианта преподавания основ религиозной культуры и светской этики -- тогда Бендаса покритиковал протодиакон Андрей Кураев (см. «Время новостей» от 31 июля).

Заспоривших священнослужителей попытался примирить представитель потенциальной паствы -- начальник отдела патриотического воспитания и работы с общественными организациями Главного управления воспитательной работы Минобороны Игорь Сергиенко. «Все противоречия, связанные с той или иной конфессией, должны обсуждаться самими конфессиями. Армия не должна заниматься такими вопросами», -- заметил полковник Сергиенко. Предполагается, что «при условии наличия в воинской части не менее 10% военнослужащих той или иной конфессии священник данной конфессии будет присутствовать в этом воинском формировании».

Всего же, судя по приведенным г-ном Сергиенко данным Минобороны, 63% солдат и офицеров считают себя верующими. Из них 80% относят себя к православным христианам, 13% составляют мусульмане, 3% буддисты и 1% -- приверженцы иудаизма. Оставшиеся 3%, видимо, и составляют «другие конфессии», которые упомянул Константин Бендас. Правда, число «активно верующих» не превышает 10 (а по другим данным, 5)%. «Активно прорабатывается вопрос о более доскональном изучении религиозной ситуации в армии», -- подчеркнул Игорь Сергиенко.

По словам полковника, уже сейчас духовным окормлением военнослужащих занимаются около 2 тыс. православных священников. Они, как пояснил Сергиенко, трудятся на внештатной основе, на основании отдельных соглашений между Минобороны и епархиями РПЦ. «Ни одно важное мероприятие не обходится без священнослужителя», -- отчитался полковник. К примеру, на учениях «Центр-2008», проходивших в сентябре прошлого года в Приволжско-Уральском военном округе, присутствовали православные священники, ответственные за взаимодействие с армией, и их «коллеги» из Центрального духовного управления мусульман и Федерации еврейских общин России.

Окончательно институт капелланов в российской армии должен сложиться к 2010 году, пообещал Игорь Сергиенко. На первом этапе, в нынешнем году, военные священники появятся в Северо-Кавказском военном округе и в воинских частях, дислоцированных за рубежом, «там, где потребность в духовности более всего важна». В 2010-м планируется создание соответствующих управленческих структур при Министерстве обороны, при военных округах и воинских частях до уровня бригады и войскового соединения. «Ориентировочное количество священников в армии, как мы предполагаем, должно составить 200--250 человек», -- сообщил Сергиенко. Капелланы не будут ни военнослужащими, ни гражданскими служащими вооруженных сил -- их отнесут к категории гражданского персонала. Как предположил о. Михаил Васильев, «штатные» батюшки возьмут на себя роль организаторов, привлекающих представителей приходского духовенства (тех 2 тыс. священников, о которых говорил Сергиенко) к каким-либо конкретным мероприятиям.

ФОТО: Работающие с военными священнослужители надеются, что Минобороны не допустит в капелланы представителей нетрадиционных конфессий
Михаил МОШКИН




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  21.08.2009
РПЦ выступила против присутствия в армии протестантских пасторов
Дискуссия о месте и роли полковых священников в российской армии стала очередным поводом для межконфессионального диспута на вечную тему: кого следует считать традиционной религией, а кого -- отнести к занесенным из-за рубежа новомодным учениям... >>
  • //  21.08.2009
Концерты, театры, кино... >>
  • //  21.08.2009
На европейскую территорию России вошел холодный воздух. В ближайшие сутки на северо-западе европейской территории России определять погоду будет антициклон... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама