N°131
24 июля 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  24.07.2009
Саша Белый и партнеры
Вынесен приговор поставщикам наркосырья из ЮАР

версия для печати
Мосгорсуд вчера огласил приговор по делу супругов Андрея и Евгении Быковых, основных фигурантов масштабного расследования российских спецслужб о контрабанде в Россию из ЮАР препарата эфедрин, используемого при производстве синтетических наркотиков. По версии следствия, они входили в преступное сообщество, созданное еще в начале 2000-х годов уроженцем Петербурга, эмигрировавшим в ЮАР, Александром Белым, практически полным тезкой героя популярного в свое время телесериала «Бригада». Именно последний наладил поставку из Африки промышленных партий эфедрина, который через его российских компаньонов продавался наркогруппировкам по всей стране. Только по официальным данным следствия, за неполные два года из ЮАР было переправлено несколько центнеров этого вещества, а из России в ЮАР перечислено на счета Белого более миллиона долларов выручки.

Примечательно, что Александр Белый хотя и не похож внешне на своего телевизионного двойника, но по характеру и манерам, возможно, даже более характерный персонаж. В ЮАР он имел славу крутого и успешного бизнесмена, обладателя поместья в респектабельном пригороде Йоханнесбурга, коллекционера автомобилей и мотоциклов и активного члена байкерского клуба «Ангелы ада», любящего с грохотом погонять на мотоцикле, демонстрируя испещренные татуировками руки.

Аресты членов этой группировки начались в 2005 году. Трое из них, жители Петербурга Петр Шиловских и супруги Павел и Елена Гришина, год назад уже были приговорены Мосгорсудом к срокам от 8 до 15 лет колонии. Супругам Быковым удалось скрыться, они уехали также в ЮАР, откуда пытались возобновить поставки эфедрина, но в результате совместной операции сотрудников департамента уголовного розыска (ДепУР) и Следственного комитета МВД РФ, ФТС и южноафриканской полиции были задержаны. В 2007 году власти ЮАР экстрадировали Быковых на родину. Здесь им были предъявлены обвинения в контрабанде, незаконном обороте сильнодействующих веществ и легализации денежных средств. Кроме того, Андрею Быкову вменили организацию преступного сообщества, а его жене -- участие в этом сообществе. Вчера суд признал их виновными по всем пунктам обвинения и приговорил к 18 и 14 годам колонии соответственно.

Сам же Александр Белый до сих пор остается недосягаем для российского правосудия. В начале расследования он также был задержан полицией ЮАР, но позже его почему-то отпустили, после чего местные власти просто перестали реагировать на запросы властей РФ насчет его экстрадиции. И сейчас, по неофициальной информации, несмотря на то, что Белый числится в международном розыске, он по-прежнему спокойно живет в ЮАР. Российские сыщики не исключают, что причиной такой «удачливости» Александра Белого могли стать его коррупционные связи. По крайней мере в ходе расследования этого дела официально были зафиксированы как минимум два случая утечки информации к подозреваемым через их осведомителей во властных структурах, причем не только в России, но и в ЮАР.

Расследование этого дела началось еще осенью 2004 года, когда на трассе Москва--Казань сотрудники ГИБДД при обычной проверке обнаружили в одной из машин 2 кг эфедрина в порошке. Само это вещество не является наркотиком и относится к разряду сильнодействующих и прекурсоров -- препаратов, используемых при производстве наркотиков. Эфедрин широко используется в фармацевтике, а также является основным сырьем для изготовления многих синтетических наркотиков. Экспертиза же показала, что изъятый эфедрин, вероятнее всего, промышленного происхождения.

Именно поэтому, хотя формально речь не шла о наркоторговле, этим случаем сразу же заинтересовались в МВД Татарстана, а потом к расследованию подключились сотрудники 14-го оперативно-розыскного бюро (ОРБ) ДепУР МВД РФ. На допросах задержанный признался, что купил эфедрин в Петербурге у своего давнего поставщика для одной из казанских наркогруппировок. Однако вскоре в расследовании начали возникать сложности. Уголовное дело было возбуждено по ст. 234 УК РФ (незаконный оборот сильнодействующих веществ), которая предусматривает небольшие санкции, и потому подозреваемый был отпущен под подписку о невыезде. А спустя всего неделю он неожиданно погиб в автокатастрофе -- машину мужчины на перекрестке расплющил «КамАЗ». Сыщики не исключали, что организаторы «эфедринового бизнеса» могли таким образом убрать лишнего свидетеля. Правда, расследование чьего-либо злого умысла в той автокатастрофе не выявило.

Вскоре сыщикам удалось выйти и на продавца найденного сотрудниками ГАИ эфедрина, при обыске у него было найдено еще несколько килограммов этого вещества, но он ничего рассказывать -- откуда брал химикат и с кем сотрудничал -- не стал. После этого оперативникам 14-го ОРБ пришлось тщательно изучать окружение уже арестованного дельца, и к началу 2004 года они смогли выяснить, что эфедрин в Петербург поступает из-за границы, вероятнее всего, из ЮАР, по хорошо налаженному контрабандному каналу в почтовых отправлениях.

Милиционеры связались с сотрудниками ФТС и договорились о том, что следующие из ЮАР почтовые отправления будут более внимательно изучаться. В результате уже в январе 2004 года во Франкфурте-на-Майне сотрудники местной таможни обнаружили на почтовом транзитном терминале три посылки, следовавшие в Петербург. В каждой из них было по 4--6 кг эфедрина, который был спрятан во флаконы из-под морской соли. Отравлены они были из южноафриканского Йоханнесбурга и адресованы жителям Петербурга Шиловских, супругам Быковым и Гришиным. Причем пока шла экспертиза обнаруженного эфедрина и немецкие и российские спецслужбы вели переписку, за несколько дней на том же терминале во Франкфурте-на-Майне было обнаружено еще более десятка таких же посылок, следовавших из ЮАР тем же адресатам. Получалось, что канал контрабанды эфедрина действовал в промышленных масштабах.

Чтобы выявить всех организаторов махинаций и, главное, взять их с поличным, сотрудники МВД договорились с немецкими коллегами о проведении контролируемой поставки. Несколько посылок были приведены в изначальное состояние и отправлены в Петербург, а из Москвы туда же выехали оперативники МВД. Выясняя со своей стороны личности получателей посылок, они довольно быстро установили состав преступной группировки.

Как следует из материалов дела, руководителем ее в России являлся Андрей Быков, а в ЮАР -- гражданин этой страны Александр Белый, причем они и все остальные члены группировки являлись между собой либо родственниками, либо друзьями детства. Так, Евгения Быкова, как установили оперативники, в свое время была замужем за Белым, а после развода вышла замуж за Андрея Быкова, Елена Гришина является дочерью Белого и Быковой, а остальные приходились им дядьями, племянниками и т.д.

По данным следствия, все они не работали (некоторые числились в разных фирмах, но зарплату не получали), а занимались только одними эфедриновыми посылками, которые поступали по нескольку в неделю. Руководил всем, как выяснили следователи, Андрей Быков, который давал указания другим, что и как делать, управлял «кассой», вел переговоры с покупателями «товара», которые съезжались к нему со всей страны, и раздавал уже свою «зарплату». По данным следствия, действовали контрабандисты очень осторожно -- Быков, как следует из дела, постоянно наставлял других членов группировки, как предохраняться от слежки или вести себя, если при получении очередной посылки на почте возникнут какие-либо непредвиденные ситуации.

Отправлялись посылки с эфедрином из Йоханнесбурга от разных людей, как потом выяснилось, подставных, а реально их готовил Александр Белый. На него сыщики вышли почти сразу, поскольку его сообщники в Петербурге по нескольку раз в неделю переводили на его личный счет в местном банке крупные суммы за поставленные партии эфедрина. По данным следствия, продавали в Петербурге контрабандисты химикат, как правило, по 5 тыс. долл. за 1 кг. Из этих денег они себе оставляли за «работу» 500--1000 долл., а остальное переправляли Белому. Сам он, как выяснилось, родился в 1961 году в Петербурге, в 1991 году эмигрировал в ЮАР и со временем стал там успешным бизнесменом -- владельцем нескольких ресторанов и фирм по торговле недвижимостью. Впрочем, по данным сыщиков, основной капитал он «сколотил» там именно на эфедриновых поставках.

Когда операция по захвату контрабандистов в Петербурге уже была готова, план оперативников неожиданно сорвался. Вместо того чтобы прийти на почту за очередными посылками, все члены группировки буквально в считанные минуты сбежали, не взяв из домов даже вещи и деньги. Чуть позже сыщики установили, что некий подкупленный информатор членов группировки предупредил, что они «под колпаком». Кто это был, следствию выяснить так и не удалось, поскольку в операции были задействованы сотрудники целого ряда госслужб, а после арестов контрабандисты так этого и не рассказали.

Как выяснилось, супруги Быковы и Гришины некоторое время прятались в Подмосковье, а потом вылетели в ЮАР к Белому. Остальные члены группировки через некоторое время вышли из подполья, вернувшись по домам, но задерживать их поначалу оперативники не стали, чтобы выяснить, как контрабандисты будут поступать дальше. Расчет этот оказался верен. Как следует из материалов дела, немного придя в себя, Белый и Быков начали искать новые каналы по переброске эфедрина и новых партнеров в России -- слишком выгоден был этот бизнес. Тем более что запасы эфедрина у Белого были, судя по их переговорам, практически неограниченные. Кроме того, наркодельцы, покупавшие у контрабандистов эфедрин, прослышали об их «неприятностях» и перестали расплачиваться за прежние поставки. В результате, по данным следствия, Белый и его партнеры не получили более 100 тыс. долл., и они были заинтересованы, чтобы не только возобновить бизнес, но и вернуть деньги.

К этому времени российские сыщики связались с полицией ЮАР, которая уже на месте взяла под контроль членов группировки. Как следует из материалов дела, поначалу они пытались по-прежнему отправлять в Петербург посылки через знакомых. Поскольку все посылки задерживались, контрабандисты пробовали отправлять эфедрин, пряча его в мебели, древесине, но также без успеха. Попытки возобновить канал контрабанды Белый и его партнеры предпринимали столь лихорадочно, что сотрудники МВД, понимая, что преступники от своего не отступят, договорились с полицией ЮАР о проведении совместной операции.

К этому времени члены группировки, как следует из материалов дела, были не просто напуганы постоянными неудачами и тем, что их чуть не арестовали с поличным, а пребывали в состоянии своеобразной мании преследовании -- им все время мерещились слежка и сотрудники спецслужб. Но, несмотря на это, от своего бизнеса они никак отказываться не хотели. В результате в группировку под видом сотрудника одной из авиакомпании был внедрен оперативник, который согласился переправлять эфедрин в Россию в самолетах. Причем речь шла о партиях уже гораздо больших -- химикат планировалось слать в бочках. Когда Белый и Быков вновь все подготовили, в декабре 2005 года они передали оперативнику на переправку уже первую «пробную» партию в 12 кг эфедрина.

Милиционеры договорились с южноафриканскими коллегами о проведении одновременных арестов всех членов группировки -- и в России, и в ЮАР, как только очередная партия товара прибудет в московский аэропорт и будет передана покупателям. Окончание сделки было назначено на 28 декабря, однако в последний момент оперативников ждало еще несколько сюрпризов.

Буквально за несколько часов до операции захвата Быков по поручению Белого неожиданно позвонил российским партнерам и предупредил, чтобы они избавлялись от «товара» и срочно прятались. Сам же он попытался уехать из ЮАР в другую страну. Как позже выяснилось, у Белого был информатор в местной полиции, который за несколько десятков тысяч долларов выдал ему служебную тайну.

Кроме того, в эти же дни произошел еще один курьезный случай, который еще больше спутал карты сыщикам. Один из остававшихся в Петербурге членов группировки Шиловских, находившийся из-за опасений ареста в состоянии почти паранойи, как-то вечером, вернувшись домой, обнаружил на телефонном определителе незнакомый номер. Как позже выяснилось, это звонил врач местной поликлиники, который, взяв работу на дом, сверял списки местных жителей для выдачи полисов медстраховки. В панике Шиловских перезвонил по этому номеру и почти в истерике стал сбивчиво спрашивать, кто звонил и что ему надо. Врач же в этот момент сидел перед телевизором с рюмкой в руке и смотрел сериал «Следствие ведут знатоки», и странному назойливому абоненту на вопрос «кто говорит?» в шутку ответил: «Майор Томин». После этого Шиловских опрометью бросился из дому, названивая всем другим членам группировки с криками, что «их всех обложили» и милиция «уже домой звонит».

Однако большой роли это уже сыграть не могло, поскольку почти за год расследования сыщики собрали массу доказательств. В Москве и Петербурге прошли массовые аресты и обыски, все члены группировки были задержаны как в России, так и в ЮАР. В последнем случае причем розыски Белого превратились в небольшую войсковую операцию с использованием вертолетов.

Поначалу власти ЮАР согласились выдать России всех задержанных на их территории контрабандистов и провести свое расследование относительно происхождения эфедрина. Это касалось и Белого -- законы ЮАР предусматривают экстрадицию натурализованных граждан на их прежнюю родину в случае совершения преступления. Супруги Быковы действительно были экстрадированы (Гришины вернулись в Россию еще до арестов сами). Однако позже южноафриканские представители почему-то сначала выпустили из тюрьмы Белого, а потом просто перестали общаться по его поводу с российскими коллегами, как будто не замечая поступающие запросы. Причем, по неофициальной информации, в итоге все обвинения в ЮАР с Белого были вообще сняты, и он там снова спокойно живет, хотя по-прежнему остается в международном розыске. Откуда он брал эфедрин, так и осталось неизвестно. Оперативники лишь предполагают, что химикат он нелегально получал на одной из местных фармацевтических фабрик.

Что касается остальных фигурантов дела, некоторые на допросах и в суде вину частично признавали, другие ее полностью отрицали. При этом они не отказывались от того, что посылки из ЮАР действительно получали, но утверждали, что действовали по просьбе других и о содержимом ничего не знали.
Алексей ГРИШИН




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  24.07.2009
Вынесен приговор поставщикам наркосырья из ЮАР
Мосгорсуд вчера огласил приговор по делу супругов Андрея и Евгении Быковых, основных фигурантов масштабного расследования российских спецслужб о контрабанде в Россию из ЮАР препарата эфедрин, используемого при производстве синтетических наркотиков... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама