N°241
26 декабря 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  26.12.2008
Как будто все на свете хорошо
На новогодние каникулы в прокате будут идти «Стиляги», «Обитаемый остров» и «Любовь-морковь 2»

версия для печати
Когда в прессе поднялся шум по поводу столкновения в новогоднем прокате трех новых картин, сделанных разными и недружественными компаниями, я радовалась. Потому что я за потребителя, у которого должен быть выбор. Конечно, лакомый кусок новогодних сборов хочется съесть одному, но это проблемы продюсеров. Зрителям же, право, куда приятнее сходить в эти долгие зимние каникулы на разные фильмы, а не уныло пересматривать одну и ту же, к примеру, «Иронию судьбы 2», раз уж она идет во всех кинотеатрах, во всех залах и на всех сеансах...

К тому же на этот раз обычный человек, желающий развлечь себя и близких походом в кино, сможет не только убить время, но и получить кое-какие эмоциональные, эстетические и даже поучительные впечатления. Из трех картин, массированно выходящих на экраны, две могут претендовать на звание качественного кино для всех. Что у нас такая же редкость, как вежливый водитель в пробке.

Но начнем с третьего фильма, за которым одно, но важное достоинство -- это сиквел. Гоша Куценко и Кристина Орбакайте на этот раз меняются телами не друг с другом, а с детками -- десятилетними близнецами. «Любовь-морковь 2» предлагает себя в качестве семейного кино. Снял его не Александр Стриженов, как первую часть, а Макcим Пежемский, от которого после давней «Мамы не горюй» -- смешной постмодернистской самоделки, видимо, ждали чего-то в том же духе: необязательного, абсурдного, пародийного. Наверное, то, что получилось, действительно пародия. Потому что иначе объяснить происходящее на экране можно только абсолютной безответственностью создателей. Непонятно, например, почему, переселившись в тела родителей, дети помолодели втрое и стали вести себя, как трехлетние карапузы, -- гукать, пускать пузыри и чуть не искать мамкину грудь. Авторы, видимо, считают, что так смешнее, а здравый смысл для комедии вроде бы излишество... На самом деле жанр семейного фильма построен как раз на торжестве здравого смысла и буржуазной добродетели, где все достоинства вознаграждены, пороки наказаны, а мир -- это всегда утверждает семейный фильм -- приятная, добрая и удобная штука. Во второй «Любови-моркови» соблюдены все внешние признаки жанра -- до того, что он в точности воспроизводит не только атмосферу, шутки, коллизии, сцены, но чуть ли не цветовую гамму таких картин, как «101 далматинец» или «Один дома». А вот внутри все иначе.

В общем, мой вам совет -- не водите на него детей, если они вам дороги. В конце концов идите сами и постарайтесь, если сможете, вдоволь посмеяться над старыми шутками (один выпивший герой, например, говорит, подражая пьяному Ипполиту из старой «Иронии»: «Потрите мне ножку, пожалуйста!») или сомнительными комическими сценами (дочка в теле мамы усаживается на колени к изображающему в супермаркете Деда Мороза толстяку и, обмазывая его шоколадом, требует покатать ее на оленях, отчего у него немедленно возникают двусмысленные фантазии, хотя следовало бы просто вызвать психовозку). Шутки на сексуальные темы в фильме не столь откровенны, как в нынешнем телеэфире, но все же запускать в штаны герою (который мальчик в теле Куценко) трепыхающуюся золотую рыбку -- это, согласитесь, не слишком изящно... Впрочем, возможно, создатели вопреки заявке рассчитывали не на семейную публику, а на глумливых безмозглых тинейджеров, которых у нас много, чтобы они всей толпой привели незатейливую, наспех сочиненную комедию к вожделенному кассовому успеху...

Два других фильма, которые будут сопровождать нас в новогодние каникулы, куда серьезнее по замыслу, ответственнее по исполнению и удовольствия, на мой взгляд, способны доставить гораздо больше.

«Стиляги» Валерия Тодоровского оказались очень праздничным фильмом -- ярким, легким, нарядным. Фильм уже упрекнули в неправдоподобии, отсутствии глубины, несоответствии заявленной теме и музыкальной неоднородности. Оправдываясь, Тодоровский утверждает, что не ставил задачу воспроизвести эпоху или рассказать о сути идеологического конфликта между стилягами и советским режимом. Ему просто захотелось использовать эту фактуру -- и надо сказать, мало кто из режиссеров, работающих сегодня в российском кино, смог бы сделать это более увлеченно.

Стиляги в фильме выглядят точь-в-точь как на карикатурах советских журналов -- взбитые коки, широкие цветные юбки, узенькие штанины, попугайские галстуки и клетчатые пиджаки... Диковинный наряд так же шаржирован, как серые костюмы и платочки остального советского народа. Главный герой юноша Мэлс (Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин) -- студент, спортсмен, отличник -- участвует в рейдах по наказанию стиляг. Ведомый истероидной Катей, он первый набрасывается с ножницами на несчастных жертв, чтобы кромсать, резать, стричь... Но вот Мэлс встречается с чувихой по кличке Польза (Светлана Акиньшина), и внезапно мир открывается ему с другой стороны. И он поет... В фильме, во всяком случае в первой и лучшей его половине, поют и пляшут с той же непосредственностью, что в «Веселых ребятах», -- и джазовая конструкция снова оказывается уместной и волнующей.

Мюзик-холльные номера вырастают из подручного бытового сора. Отец-фронтовик (Сергей Гармаш) поет песню «Человек и кошка», хор домашних хозяек из коммуналки подтанцовывает, громыхая крышками кастрюль, сковородками и стиральными досками. Старому саксофонисту (Александр Горбунов) в кордебалет приставлены посетители пивной, с их кружками, двигающимися кадыками и бульканьем в горле, а завершает номер корпулентная буфетчица. «Скованные одной цепью» комсомольцы на собрании аккомпанируют себе крышками от парт, а в дуэте Мэлса и обучившего его «танцевать стилем» Боба ритмообразующую роль играют дверные проемы. Превращение условной советской действительности в театральную феерию происходит абсолютно органично.

На этом гремучем, ярком, переливающемся фоне история нонконформизма не так страшна, как хотелось бы поборникам социальной драмы. Но это и не социальная драма -- это комедийная история склонного к фанатизму упертого парня, который столько сил вбухал в свой протест, что сделал из прически знамя, а из саксофона -- оружие. При этом режиссеру, безусловно, понятнее и ближе поведение другого стиляги -- Фрэда, сына дипломата, ради карьеры легко и без трагедий пожертвовавшего своими галстуками, коком и коктейль-холлом. Но люди рассудка и компромисса, если они талантливы, всегда искренне любуются теми, кто идет до конца. Даже по смешному Бродвею его мечты... И им немного -- не всерьез, а так -- жаль, что у них никогда недостает смелости ли, глупости ли, азарта ли, чтобы безудержно следовать своим желаниям. Но это только один аспект.

При всей легкости этой незамысловатой по содержанию и радостной по форме картины в ней есть актуальный смысл, не ограниченный сюжетом. На что сегодня уже почти не надеешься, после множества плоских одномерных историй, авторы которых с трудом сводят концы с концами.

Актуальность и смысл есть и у фильма «Обитаемый остров» -- и это не единственное, что объединяет стильный мюзикл с массивным фэнтези. Обе картины как будто списаны с чужих образцов, в них нет явной оригинальности, но, компонуя классические приемы, режиссеры делают это сознательно, во-первых, а во вторых, выбирают для подражания достойные примеры.

Фильм, который снял Федор Бондарчук, хорошо было бы посмотреть весь сразу, но вторая часть выйдет только в апреле (так обещает продюсер Александр Роднянский). В первой же части, доступной зрителям с 1 января, мы в основном знакомимся с планетой Саракш, куда попадает наивный студент, спортсмен, гуманист Максим (Василий Степанов). К тому моменту, когда мы освоим это изобилующее деталями, густонаселенное пространство и начнем искренне сочувствовать героям, фильм кончается, впрочем, посулив продолжение.

Режиссерский почерк Федора Бондарчука, к сожалению, лишен той обаятельной органики, которая так привлекает в его актерских работах. Но нельзя не отдать должное добросовестности, с которой он решает сложные задачи экранизации романа Стругацких. Ключевое слово -- экранизация, то есть воплощение на экране литературного текста, и в этом случае естественно отступление режиссера на второй план. Мне кажется, что роман «Обитаемый остров» не самый лучший у этих культовых авторов. В нем почти нет юмора, который (хоть и в сочетании с богатой фантазией и изобретательностью) всегда был одной из наиболее привлекающих сторон книг Стругацких. Но все равно это интересная история, неожиданно сегодня оказавшаяся актуальной. В первой части, впрочем, тем, кто роман не читал, пожалуй, не все будет понятно -- слишком много действующих лиц, в мотивах которых не всегда легко разобраться, к тому же создатели фильма слишком увлекаются самим процессом переноса на экран фантастического Саракша.

Однако те, кто роман читал, знают: сюжет там непростой, злодеи не совсем злодеи, нормальные герои всегда идут в обход -- «Обитаемый остров», кстати, написан в 1968 году, то есть в то время, когда кончилась «оттепель». И хотя авторы сценария Марина и Сергей Дяченко некоторые коллизии все же осовременили, основной сюжет остался без изменений -- молодой и прекрасный собой землянин, как дурак с мороза, порывается изменить реальность чужого мира, влипая во все неизвестные ему интриги странных правителей Саракша, их подковерную борьбу за внимание Папы, за влияние, за информацию, за власть... Выученный в мире, где нормой считаются честность и стремление к общему благу, Максим никак не поймет, что же все-таки происходит среди симпатичных, но чужих ему обитателей этой странной планеты, почему их солдаты воюют с населением, почему все друг друга подозревают... Почему врут и почему не думают... И почему такие вроде бы обычные человеческие чувства тут не работают...

В картине получилось главное -- она эмоционально захватывает. Пусть не сразу, но постепенно в ней выстраивается среда, атмосфера, действие начинает закручиваться, а герои -- вызывать сочувствие и интерес.

Василий Степанов -- эталонный красавец, на рекламных щитах глядящийся образцом компьютерной графики, оказывается вполне гибким, пластичным и располагающим к себе артистом, может быть, слегка однообразным, но, безусловно, обладающим редким сегодня положительным обаянием. Хорош и исполнитель роли второго героя Петр Федоров, ему удается характер более сложный -- зашоренный и подозрительный Гай, на успешной карьере которого в местных ВДВ дружба с Максимом ставит крест...

Чтобы судить о том, как будет и будет ли разрешен конфликт, нужно видеть весь фильм, однако даже на середине действия можно понять -- авторы трудились серьезно и ответственно. Не предполагая, что зрителя нужно и можно обмануть, впарив ему нечто наспех сляпанное, непродуманное, одноразовое. Не все получилось совершенным, но и то, что сделано, и то, что только задумано, выглядит весомо.

Год заканчивается неожиданно. Жирные шальные деньги, казалось, развратили киноиндустрию, распавшуюся на производство наспех сляпанных поделок для народа и недоступных большинству редких авторских проектов. И вдруг появляются два фильма, о которых можно сказать: уровень их замысла и воплощения вполне соответствует человеческой норме.

Эти фильмы могут нравиться или не нравиться, их можно разбирать, находить в них просчеты, хвалить одних актеров, поругивать других, но это нормальное кино, которое не стыдно смотреть. Доступное самому простому зрителю, но в то же время вполне интересное зрителю более или менее подготовленному. Не киноманское, а простое, жанровое, мейнстримное. И при этом неглупое, нарядное, богатое по исполнению.
Алена СОЛНЦЕВА




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  26.12.2008
На новогодние каникулы в прокате будут идти «Стиляги», «Обитаемый остров» и «Любовь-морковь 2»
Когда в прессе поднялся шум по поводу столкновения в новогоднем прокате трех новых картин, сделанных разными и недружественными компаниями, я радовалась. Потому что я за потребителя, у которого должен быть выбор... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  26.12.2008
Кинокритики вручили свои награды
Премия кинокритики и кинопрессы «Белый слон» -- первая из итоговых наград сезона. В этом году ее вручение пришлось на западное Рождество, но, подчиняясь кризисным веяниям, церемония обошлась без блеска и парада. Как бы намекая, главное не антураж, а награды, которые тем более почетны, что присуждаются от имени обычно строгих судей.... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  26.12.2008
Я знаю: имя моей страны -- Россия. Знаю это не только я. Таковым оно и останется после того, как воскресным вечером (28 декабря) в прямом эфире «Вестей» нашему отечеству навесят псевдоним... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама